Paracelsus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Paracelsus » Япония, Осака » Флешбек. Отдельная история. Поручение Амато.


Флешбек. Отдельная история. Поручение Амато.

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Флешбек.
Амато поручает Нораю уладить некоторые дела в Осаке. Синро сопровождает помощника в качестве телохранителя.
Участники:  Синро. Норай.
Игровые локации обыгрываются непосредственно в теме.

Иех – Спустившись по трапу Син потянулся, размял руки выворачивая плечи наверх, и жизнерадостно покосился на подозрительно притихшего Норая. Помощник казался вялым, подавленным, всю дорогу до Осаки проспал и практически не курил, что само по себе могло показаться подозрительным.
Впрочем, обращать внимания на Хемпсона было некогда. Синро органично занялся хлопотами с багажом.
Очередное задание от Амато не представляло собой ничего сложного. Всего лишь уладить некоторые формальности с подписанием документом. Для этого предстояло съездить на дочернюю фирму, пообщаться с одним из партнёров. Даже находясь в состоянии потери наследства Шан Рин активно продолжал заниматься делами. Подобная организованность не могла не вызывать уважения, вот только подобные сентенции Югиро нисколько не занимали. Его дело маленькое. Обеспечить безопасность и сохранение здоровья драгоценного помощничка. Всё остальное могло благополучно отправляться лесом. Ещё бы запихать в этот путь Амато, и счастье шиноби станет полным и бесповоротным.
Покончив с мелочами, Син затратил минут десять для того, что бы отыскать Норая, сиротливо присевшего за столик в кафе.
И судя по количеству моментально образовавшихся поблизости девушек, горящих желанием усыновить симпатичного потеряшку, Хемпсон умудрялся отжигать, находясь даже в состоянии крайней апатии.
Бледноватый он какой – то – Синро неуловимо нахмурился и нагло пройдя круг не решающих приблизиться фанаток, плюхнулся напротив Норая.
- Вещи отвезут в отель. Сразу на фирму или …Господин Хемпсон, вы себя хорошо чувствуете? - не выдержал шиноби.

Отредактировано Sinro (2010-04-12 01:29:17)

+1

2

- Осака, прекрасно. Я ведь об этом мечтал? Или что-то решили за меня? В любом случае, не спросили, - раздраженно думал Норай, хмуро выходя вслед за Синро.
Очередное поручение свалилось как снег на голову, и естественно ехать надо было немедленно. А у нас по-другому не бывает, у нас же пожизненный дурдом.…И самое главное, ради чего срываться с места? Ради нескольких подписей и пары диалогов.…Все это крутилось в голове помощника по дороге в аэропорт. Он уже тогда чувствовал себя несколько не так, как обычно. Но виду не подавал, ссылался на усталость. В самолете же просто отрублися, потому как летать, мягко говоря, не любил. Ну, представьте себе: громадная железная посудина несет, везет тебя на огромной высоте. А еще крыльями при взлете трясет, что самое «милое». Вот поэтому Норай предпочитал спать, несмотря на то, сколько нужно было лететь.

В Осаке их никто не встретил – минус им за организацию. Солнечный свет весело бил в лицо, только вот парню было не до веселья. Сон не помог ,и он все также чувствовал себя нехорошо.
Син куда-то быстро смылся, очевидно, улаживать дела с багажом – не хватало еще, чтобы что-то потерялось по пути. Это будет феерическим завершением столь неприятного и тяжелого дня. Пожалуй, парня радовала только компания. Все же с Югиро было весело, хотя и опасно.
Норай решил не стоять столбом на полосе и направился в близлежащее кафе выпить хоть что-нибудь, тот же кофе из автомата. Может и сонливость снимет. О наивность, святая простота! Ну, вот скажите, кто даст спокойно выпить чашку кофе, который оно, а не он, длинноволосому симпатичному, да еще вдобавок и одинокому парню? Сразу же набежала толпа девиц, которые таинственно шептались за спиной, но не решались подойти. И правильно, - довольно подумал Норай, устало глядя в их сторону. – Я и укусить в таком состоянии могу.

Это могло продолжаться до бесконечности, не мелькни на горизонте Синро. Норай резко поднялся с места и тут же об этом пожалел: резко закружилась голова, он слегка пошатнулся, но желания падать на не слишком чистый по не обнаружилось, поэтому он лишь оперся о стол рукой.
- Милый, ты что так долго? Я устал ждать, - нарочно капризным тоном заявил он и пошел навстречу шиноби. Подойдя к нему, обнял за талию, прижался, шепнув на ухо: Забери меня из дурдома куда угодно!

+1

3

Офаноревший Синро зрелище достаточно редкое. Не хватало начать баловать им окружающих, особенно господина Хемпсона, которому, видите ли надоело внимание девушек, и он решил избавиться от него столь экзотическим способом.
Но, если голова движется, то и хвост не остаётся на месте? – скрипнув зубами телохранитель, сладко улыбнулся в ответ и вернул объятие, прикидывая стоит или не стоит поцеловать Хемпсона в щёчку. Отсутствие помады, это не то, о чём стоило скучать, но на секунду Син пожалел. Составляя охрану помощника, в Осаку парень прилетел в исключительно нормальном виде, являя собой вполне приличного молодого человека, разве что несколько нетрадиционной ориентации. Норай, я тебе это припомню.
- Прости, дорогой. Забегался.  – Всем своим видом выражая раскаяние, отозвался Син, и пользуясь безнаказанностью, демонстративно сжал Норая за задницу и притиснул к собственному паху, заставив девушек разочарованно рассосаться с горизонта.
  – Как пожелаете, господин Хемпсон. – прибавил Синро с невозмутимым видом и отлепившись от помощника, незаметно наклонил голову, давая понять, что понял приказ.  Это для Амато он ублюдок и заноза в заднице, Нораю Югиро старался не хамить. Разве что подколоть иногда, напоминая, что в любые игры можно играть вдвоём.
- Машина ждёт у выхода. – Синро протянул руку, давая Нораю возможность опереться на себя при желании.

+1

4

Под разочарованные вздохи девиц Норай позволил себя увести.
Когда они оказались на достаточно расстоянии, чтобы можно было говорить в полный голос, парень остановился и прикрыл глаза на минуту. Голова кружилась сильнее, немного подташнивало. Твою мать, что за херня такая со мной, - чуть ли не заорал он на весь зал ожидания. К ним и так было приклеено немало взглядов, да еще криком их добавлять…Нет увольте, они, по идее, тут инкогнито. Или нет? Впрочем, это не важно.
- Перестань меня называть на вы, мне неуютно становится - только смог выдохнуть он. – Поехали куда угодно, мне нужно лечь. И пусть даже это будет кафе с удобными диванами. Лишь бы скорее.

Он не стал дожидаться согласия или же протеста, он просто обнял Синро за плечи и вопросительно посмотрел на него: веди, мол.
Для себя Норай еще давно решил, что не будет препятствовать своему влечению к Югиро. А оно было, причем нехилое. Иначе сейчас стоял бы он, чуть ли с ним не обнимаясь? Вряд ли. В плане отношений и увлечений парень был ну очень разборчивым. Себялюбие, что ж поделать, и вокруг себя он любил видеть только красивых и интересных людей. А шиноби был именно из таких. Чего стоила их довольно эксцентричная первая встреча…Ну или интересное времяпровождение в библиотеке. Все это накапливалось с особым чувство, что рано или поздно это что-то перерастет в что –то большее. Как там у классика? «Что день грядущий мне готовит?»

+1

5

- Понял. Я отвезу вас в отель.  –  Синро, решительно обхватил Норая за талию, таща помощника почти на себе. Бросил косой, прячущий тревогу взгляд. Подозрения переросли в уверенность. Норай хорохорился, но ощущал себя паршиво. Это чувствовалось по всему. Да и лицо бледное с выступившими капельками пота, и обозначившимися полукружьями говорило, само за себя. Может что – то не то, съел? Хотя – Кожа прикоснувшегося тела, ощущалась горячей, почти кипяток. Только не это – мысленно простонал шиноби, безошибочно выявляя температуру.
- Здесь недалеко – слегка помрачнев прибавил он.
Не обращая внимания на косые взгляды окружающих, Югиро довёл Норай до машины. Предупредительно приоткрыл дверцу, помогая устроиться на заднем сидении, сел рядом, называя адрес, осторожно убрал волосы, коснувшись ладонью пылающего лба.
- Сейчас приедем – шепнул он со странной нежностью. И поддавшись порыву, слегка обнял Хемпсона устраивая его голову на своём плече.
Так будет удобнее. – Югиро резко  отвернулся,  смутившись собственного поступка, глядя в окно, и радуясь, тому, что Норай не видит выражения его глаз. Сейчас в глазах шиноби плескался страх.
Он что, действительно переживает за Норая? Даже не так. Трясётся от мысли, что с Хемпсоном может что – то случиться. Норай казался постоянным и незыблемым, таким же как Амато, но вот оказывается даже боги могут болеть. А ему то, не всё ли равно?
Синро заговорил, с привычным безразличием, боясь выдать себя случайной дрожью.  – Простите, господин Норай, но на людях, мы должны соблюдать формальности.
Машина остановилась через два квартала, перед огромным фешенебельным зданием.
У парадного входа стоял швейцар. Парочка служащих сразу же поспешила навстречу.

Отредактировано Sinro (2010-04-12 19:42:42)

+1

6

Уже когда Синро вел его к машине, Норай успел негромко сказать:
- Просил же не выкать, - потом замолчал, решив не тратить силы на разговоры, при том пустые.
По правде говоря его действительно убивала привычка шиноби официально к нему обращаться даже когда они были наедине. Мало того, что Норай был явно младше, хоть настоящего возраста Сина не знал, так еще и просто не любил такого обращения к себе. Он был обычным парнем, ну разве что с некоторыми закидонами. А уж если брать во внимание и особое отношение парня к телохранителю, то можно представить, как задевало его "выканье"

В машине, как обычно, пахло кожей, зато было прохладно, стреи кондиционера приятно холодили кожу. Норай и сам не заметил, что лоб его покрылся испариной. Хм, дело дрянь. У нас встреча...Правда я даже не знаю когда, где и с кем конкретно, - устлало подумал он, с удовольствием положив голову на твердое плечо Сина. Тот отчего-то прятал глаза, хотя больше всего ему хотелось их видеть. Вдруг стола интересно, а в линзах ли сегодня шиноби или нет. Но предпринимать попыток заглянуть ему в глаза Норай не стал - сил не было.
- Спасибо, - улыбнулся он, нащупывая руку Сина и крепко ее сжимая.
Больше парень ничего не говорил и не двигался до тех пор, пока машина не остановилась, мягко качнув их вперед.
- Что, уже приехали, - пробормотал он несколько сонным голосом, потянулся настолько, насколько позволял низкий потолок. - На людях делай что хочешь, но наедине чтобы я больше не слышал обращения "вы", иначе я тебя укушу, - на полном серьезе заявил он. Из уст блондина это звучало одновременно устрашающе и мило, но уж кому-кому, а ему было наплевать. Хотелось одного: лечь, скинуть душную рубашку и наконец-таки закурить.
Странно, как это я полдня без сигарет умудрился обойтись, - удивился он и посмотрел в окно. Вид за ним впечатлял.

0

7

- Боюсь, вам придётся загрызть, меня господин Хемпсон – шиноби уже справился с собой, и повернувшись к Нораю ответил одной из тех нахальных ухмылочек, что так раздражали Амато, но вот Нораю похоже приходились по душе.
Дверца машины распахнулась. Шиноби выскользнул первым оттолкнув протянутую руку, дождался Норая, и подхватив его за торс, предупреждая возможность упасть, отстранился не желая компрометировать ситуацию двусмысленностью, заговорил с портье отдавая распоряжения. 
Встречу, похоже, придётся перенести. В этом отношении Синро был непреклонен. Никуда Норая в таком состоянии он не отпустит. Впрочем, Норай и сам похоже не рвался никуда, кроме горизонтальных поверхностей и желательно побыстрее.
- Тридцать метров до счастья – хмыкнул Син, слушая радужные перспективы которые описывал служащий очевидно пытаясь заработать на чаевые, посмотрел на Хемпсона, которому собственно и предназначалась фраза в контексте намёка « мучиться осталось недолго».  А Нораю похоже стало ещё хуже. Судя по цвету лица, на ногах Хемпсон держался лишь усилием воли. Пытка лифтом наконец закончилась. Заветная дверь.
Синро порывшись в карманах извлёк купюру, отправляя благожелателя восвояси и захлопнул дверь.
Шикарный номер люкс, в стиле хай – тек, с   панорамными окнами открывающими великолепный вид на город. Кожаные диваны, кресла, роскошный ковёр вопящий о том, что бы на него упали, а вот блевать на него не рекомендовалось ни в коем случае. Хемпсон созерцал обстановочку с таким видом, что ассоциации напрашивались.
- Норай, ты как?  - Син торопливо шагнул вперёд.

Отредактировано Sinro (2010-04-12 21:55:56)

+1

8

- Ах ты морально безответственная морда, я тебе все припомню, - проворчал про себя Норай, сил говорить уже не было. Зато на коронную ухмылку ответил воздушным поцелуем в лучшем жанре романтики. А чем мы хуже? Как говорится, зверя нужно ласкать по оружию: кому пальцы целовать, кому в рот грубым поцелуем, а кому намеками...Пока что прень испытывал третий подход. осталось еще два, но первый он как-то сразу отметал. Он скорее для художников...

Приглашения парень не дождался - сам вылез, на ходу расстегивая рубашку и безо всяких угрызений совести опускаясь в объятия Синро. Судя по его лицу, тот переживал. С чего бы это?...Развить бы тему философскую, да вот незадача: с трудом держишься, чтобы в обморок не хлопнуться. Вот еще: слушать о себе какие-то сочувственные вздохи...ну уж нет. Лучше до номера доковылять, а там уж делать все, чего душеньке захочется.

Как дошел до номера, уже не помнил - в памяти остались только чьи-то сильные руки, заботливо его поддерживающие. Синро? Судя по запаху одеколона - да. И что самое вкусное: было приятно, тепло.

Легкий, почти неслышный звук открываемой двери - и вот они в номере. Перед глазами все плыло, так что Норай деталей не рассмотрел, но был уверен: номер один из лучших, если не самый лучший.
- Норай, ты как? - как будто сквозь горячий кисель. Огромных усилий стоило улыбнуться и ответить:
- Не переживай, оклемаюсь...- после этих слов Норай закашлялся и, наплевав на все, осторожно выбрался из теплых объятий и сел на ближайшее кресло, от которого пахло кожей, как в машине.
Вот блин, - было последней мыслью, после чего парень медленно отрубился.

+1

9

- Приплыли – Син секунду постоял,  рассматривая плавно отъехавшего Хемпсона, потом подошёл наклонился, и забросив руку Норая на плечо, без усилий выдернул парня из кресла, подхватил под колени и перенёс на кровать, аккуратно поддерживая чужую дурную голову плечом в процессе транспортировки. Довёл себя, блядь.
Бабы, сигареты, выпивка, постоянные ночи без сна. Неудивительно, что в какой – то момент, организм не выдержал и решил взять таймаут. Очень хотелось врезать, или обругать зло и жёстко, выпуская тревогу и разъедающее изнутри беспокойство.
Доигрался. Придурок малолетний.   
Но вместо этого Син плотнее сжал губы. Эмоции свои он умел сдерживать достаточно хорошо. А сейчас, когда даже не понимал причины их возникновения, предпочитал сдерживать тем более.
Позволил злости проявиться лишь в одном, чуть резче, чем следовало бы стянул с Хемпсона ботинки, освободил от рубахи, взял за запястье анализируя пульс, коснулся ладонью груди, прослушивая, пальцами. Это врачам требуется статоскоп, шиноби ставили диагнозы на основании внешнего вида пациента, включая парочку хитрым приёмчиков. Сжал пальцами кадык, прощупывая миндалины и лимфоузлы и покачал головой, поднимаясь и идя в ванную за аптечкой.
Заболеть  гриппом посередине лета, очевидно, мог только Хемпсон.
Деловых партнёров коту под хвост, а впрочем, надо пусть едут сюда сами. А то Хемпсон, мать его активист  – тут губы телохранителя тронула такая опасная ухмылочка, что проснись Норай и лицезрей, этот неумолимый смайл, он бы не задумываясь, с воплем уполз из номера. Но разумеется его бы никуда не отпустили.
Синро вытащил мобильный, и стараясь говорить, негромко, что бы не разбудить Норая, сделал заказ. Скорость с которой было доставлено всё необходимое, говорила о том, что гостиница очень дорожит своей репутацией. В номер даже постучался врач. Но зачем нам врачи, когда существует нетрадиционные проверенные методы передающиеся из поколение в поколение. Иглоукалывание например. Хотя этот способ пожалуй оставим в рамках традиций. Сенсорный градусник высветил 39.9. И пока Син стаскивал с Норая остальные вещички, решив, что голым Хемпсон от него точно никуда не денется, температура подскочила ещё на пару отметок, дойдя до 40.1.
Пора было начинать волноваться. Впрочем, как это ни странно, в ситуациях когда другие люди впадают в панику, шиноби всегда становился очень собран и спокоен. Разложил медикаменты на прикроватной тумбочке. Вытащил пару ампулок из коробки,  зубами разорвал упаковку, вытаскивая шприц и прищурившись,  с видом полнейшего бесчувственного фашиста,  аккуратно принялся набирать лекарство. Вещь весьма болезненная, но заставив Югиро беспокоиться за себя, снисхождения Норай не заслуживал.
В комнате витал острый запах уксуса и медицинского спирта. Влажное полотенце съехало со спинки кровати и перекочевало на лоб Норая. Позволив себе полюбоваться раскрасневшимся, кажущимся таким беззащитным сейчас лицом, Синро наклонился и невесомо поцеловал помощника в губы. А затем вздохнул и откинул одеяло, заранее морщась и представляя какой минимальный процент его выживания, после того, как до Хемпсона дойдёт, что он круто попал.

Отредактировано Sinro (2010-04-12 23:42:18)

0

10

Не каждый день приходится терять сознание, а если разобраться, то штука довольно неприятная. Ты словно выпадаешь из общего течения времени и существуешь отдельно от живущих на Земле людей, в прострации что ли...
Не важно. Чувствуешь себя последним дибилом и как можно скорее хочешь вернуться туда, где ты и отрубился, чтобы ничего не упустить из виду. А то мало ли: вдруг война, а я тут валяюсь.

Войны никакой конечно не было, но хотя бы открыть глаза следовало. Норай слышал как будто собственный голос, шепчущий нечто вроде: "Проснись, открой глаза", и это, надо сказать, стоило ему огромных усилий.

Сколько он провалялся без сознания, парень, ясное дело, сказать не мог. Но обстановка изменилась. Скорее всего, спальня. И запаха кожаного кресло не было, что не могло не радовать. Только вот было какое то чувство...Пошевелив рукой, он нашел ответ: отсутствовала одежда.
Со стоном повернув голову, он сфокусировал взгляд на Синро, который с каменным лицом сидел и набирал в шприц какую-то дрянь. И эта дрянь, по идее, должна была быть в скором времени в венах Норай.
Он поморщился, приподнялся на одном локте. Длинные волосы съехали на лицо, закрывая весь обзор. Медленно, чтобы не вызвать головокружения, он качнул головой в сторону и явил миру свои ясные очи.
- Время, сколько я провалялся? - охрипшим голосом спросил он. - И когда встреча, мать ее за ногу?

0

11

Очевидно от полотенца, а может острого запаха, что резкой нотой ворвался в прохладу комнаты, Норай очнулся, являя Сину мутны глазоньки и прохрипел про встречу, которая хоть и не вызывала у него энтузиазма, но работа есть работа. Может быть, временами Норай и производил впечатление раздолбая, но дело своё знал. Формально Хемпсон занимал пост начальника охраны, неформально же, тянул на себе туеву хучу дел, выполняя обязанности правой руки Амато.
Встреча? Ага, щаз. Бежим и спотыкаемся, летим и падаем. Стоять бояться, Норай, в смысле лежать и не дёргаться. Разумеется внутренний монолог Югиро предпочёл оставить при себе.
-Время половина четвёртого.  Встречу я перенёс, – ровным голосом отозвался шиноби, никак не реагируя на вялую активность Хемпсона. Разве что наклонился и поправил подушку, что бы парню было удобнее на неё опереться.
- Если завтра вы не оклемаетесь, господин Хирата явиться проведать  лично. Разумеется с бумагами. Но это будет не очень удобно для репутации семьи. Поэтому, я так же надеюсь, на ваше скорейшее выздоровление.
Шиноби слегка поклонился, демонстрируя полнейшее уважение и  невозмутимо щёлкнул пальцем по цилиндру, позволяя лекарству смешаться.  Выпустил воздух, до появления прозрачных капелек, смочил вату спиртом и повернулся к Нораю, указав подбородком в сторону  одеяла. 
- У вас температура сорок, господин Хемпсон. Её нужно сбить -  Синро выжидательно посмотрел на Хемпона, ожидая реакции.
Затуманенный взгляд, пылающие щёки, сухие губы. И убийственно трахабельный вид .
Позвольте мне заняться этим? Инъекция внутримышечная... Вы ведь не боитесь? – невозмутимость на секунду покинула лицо шиноби, и глаза блеснули таким блядским огоньком, что слепому было понятно,  дразнит. Причём дразнить начал секунду назад, поддавшись на провокационное зрелище, взъерошенного, сонного Хемпсона.
До этого Син просто злился, что и сказалось в переходе на привычное Вы. Держать дистанцию с Нораем оказалось гораздо проще, чем бороться с собственным искушением прижать золотистый соблазн к постели, и устроить жаркую терапию, которая говорят, является лучшим средством от всех болезней и простуд.

Возможность увидеть соблазительную задницу Хемпонса. Фантастика.
Синро неуловимо хлопнул себя по карману Нужно будет не забыть вытащить телефон и сделать пару фоток. Оторвут с руками и ногами за бешенные бабки. А то Амато в последнее время, совершенно забыл, про оплату, очевидно свято веря, что Югиро работает только за еду.
Синро ощутил что настроение стремительно взлетает наверх.

Отредактировано Sinro (2010-04-13 14:22:35)

0

12

Ох, какого черта я о времени спрашиваю, если не в курсе, во сколько отрубился. Переспрашивать не буду, нафиг, - фыркнул он про себя . Думал подняться, хотя бы сесть на кровати, но, прислушавшись к собственному телу, понял, что без посторонней помощи не обойтись. Помощи? Сразу после этой мысли появился хитрый прищур, который говорил о том, что парень что-то задумал. Притом что-то интересное, банальность мы ну никак не любим.

Норая ничуть не смущало то, что Син его раздел, наоборот, он был благодарен за это, иначе во-первых вещи были бы сейчас, пардон, как из задницы, во-вторых было бы еще жарче, чем на самом деле.
- Под сороковник говоришь? – присвистнул парень. – Где это я умудрился? Надо было тебе одному ехать, - протянул он, барабаня пальцами по ключице; глуховатый звук, с который она отзывалась, успокаивал, позволял мыслям снова щелкать нефритовыми шариками. – Так бы и дела быстрее сделались, и тебе бы не пришлось нянькаться со мной
После этих слов Норай резко выдохнул, собираясь с силами и, оперившись на плечо шиноби, который, благо, сидел близко, он с некоторой осторожностью принял вертикальное положение. Голова кружилась, чуть подташнивало и, как ни странно, хотелось есть. Нет, даже не так, хотелось жрать. Последний раз он обедал перед вылетом, в Токио, да и то чашкой кофе. Какая это еда? А тем более сейчас организм резко переключился в аварийный режим, спеша устранить все неполадки, и перекусить было бы очень кстати.
- До завтра оклемаюсь или нет, но к этому Хирате поедем мы и точка. Амато так сказал, а нарушать приказы не собираюсь. Твоя задача сейчас хотя бы поставить меня на ноги, - устало закончил он, с некоторой неохотою глядя на шприц. Уколов он не боялся, то время давно минуло, но все равно было неприятно, особенно в мышцу. В вену еще можно было стерпеть. – Ты меня за школьника, что ли принимаешь? – прищурился Норай и подался вперед так, чтобы их глаза оказались на одном уровне. Близко, опасно близко, но он подавил в себе желание как бы случайно упасть на Синро. Для этого еще найдется время, а пока…
- Делай свой укол. Хотя подожди, что там за дрянь? Я же имею право это знать, как больной, доктор? – последняя фраза была сказана шепотом, и  после нее он все же не сдержался: протянул руку, утратив точку опоры, и медленно провел указательным пальцем по губе «доктора»

0

13

Чужое человеческое, как обычно не могло не вызывать уважения. Уровень энергии Норая, постепенно возвращался к привычной отметке, и удержать помощника в кровати, представлялось задачкой не из лёгких.
Но тело само знает, что ему лучше нужно, нэ?
Так бы и дела быстрее сделались, и тебе бы не пришлось нянькаться со мной
Нянькаться с тобой Норай, моя работа – чуть было не огрызнулся Синро, которого начала раздражать эта близость, потому что этой близости ХОТЕЛОСЬ. И хотя Югиро, как никто другой умел органично совмещать блядство с работой, и Норай очевидно целиком и полностью разделял его мировоззрение на этом поприще, но всё же, помимо спермы в голове у шиноби иногда обретался мозг. И сейчас этот мозг настойчиво твердил ему о том, что если они хотят выполнить задание, один из них должен остаться в штанах. И мы даже знаем, кто это будет.
До завтра оклемаюсь или нет, но к этому Хирате поедем мы и точка. Амато так сказал, а нарушать приказы не собираюсь. Твоя задача сейчас хотя бы поставить меня на ноги.
- Этим я и собираюсь заняться
Или уже не знаем?
Ты меня за школьника, что ли принимаешь?
Глаза Норая прищурились,  Хемпсон наклонился вперёд, обдавая жаром. Слишком близко. Твою мать, он что не понимает? Югиро не каменный, и трахаться ему хочется, точно так же как и обычным людям с завидной регулярностью. С учётом того, что в вопросе секса, шиноби не придерживался никакой политики Мальчик,  девочка, какая в попу разница? Норай игрался с огнём. На продолжение нарывается? Изнутри вновь накатила бархатистая волна, первую лёгкую рябь которой шиноби испытал в библиотеке, когда
- Делай свой укол. Хотя подожди, что там за дрянь? Я же имею право это знать, как больной, доктор? 
Накрыло. Норай случайно потеряв опору соприкоснулся с ним, проводя пальцем по губе, и шиноби непроизвольно прихватил поцелуем, вздрогнул осознав, что поцелуй продолжается, потому что губы не желали отказываться от этой ласки и немедленно подарили ласку в ответ, условным рефлексом отреагировав на прикосновение, скользнув по костяшкам. Любому другому шиноби дал бы за такое по морде. Съём проституток предназначался исключительно для боевой разрядки. Что бы машина тела функционировала правильно, телу нужен был секс и Синро регулярно получал необходимую дозу. Но позволить кому – то прикоснуться к себе? Провернув подобный номер, Амато получил вывих челюсти, а Норай…Нораю было можно всё очевидно. И эту очевидность стоило понять, ещё тогда, в библиотеке, но тревожный звонок не прозвучал, наоборот, всё было зашибись. И вот это голое «зашибись» сидит напротив, а у шиноби мозги вытекают через уши от собственных поступков лишённых логики. Хотя когда бы мы с ней дружили? Норай был единственным на свете существом, кому удавалось отправить рассудок Сина в долгий, продолжительный отпуск, из фантастического круиза которого совершенно не хотелось возвращаться.
- Тройняшка стандартная – Син перехватил изящное запястье, нехотя отрывая его от себя. Если я сейчас его не трахну, я святой.  – Анальгин – димедрол – папаверин. В общем, доктор знает, что делает – Шиноби мягко поцеловал запястье Норая и решительно толкнул помощника на подушку, благо в состоянии слабости, Норай мягко говоря, был не соперником. В обычное время под горячую тяжёлую руку Хемпсона попадаться не стоило. Обоятельная душка Норай, мог  отвешать таких дюлей, что звёздочки перед глазами возникали по умолчанию. Югиро правда не сталкивался, но слухи ходили. Иначе  с какой стати здоровым мужикам в два раза старше этого сопливого пацана, вытягиваться в струнку при его приближении, да и вообще вести себя так, как ведут себя либо с равным, либо с тем, кого уважают и признают. Хемпсона признавали не только за красивые глазки, и это так же было одной из причин, по которым шиноби предпочитал не ёрничать слишком часто и много. Хватит ему и навязчивого внимания Амато. – Расслабься Норай. Поверь, твоя задница – с этими словами шиноби быстро и ловко развернул Хемпсона в нужное положение и стянул покрывало, прежде чем Хемпсон успел возмутиться столь бесцеремонным отношением к своей персоне. Втянул воздух сквозь зубы. Блядь, я святой, я точно святой.
- Попала в трепетные руки – глухо проговорил он и с манипуляцией достойных лучшего фокусника, мазнул по ягодице спиртом и очень ловко, абсолютно безболезненно воткнул иглу.
- Тец, не дёргайся – Норая слегка пришлось придержать ладонью. – Это займёт несколько секунд, зато по крайней мере ходить сможешь на своих двоих, а не скакать на одной. Впрочем, можно было и не предупреждать, Норай не сахарный, потерпит. И это не могло не радовать. Потому что лечебные процедуры только начинались, следующим этапом Нораю предстояло выхлебать весьма действенный, и не менее отвратный на вкус чай из травок. Хотелось верить, что дальнейшее окажется столь же адекватным. От комментариев Хемпсон разумеется не удержался, но дело было сделано. 
Син ловко извлёк шприц и прижал вату.
- Всё. Лежи красавчик и балдей.  Не устоял перед искушением и слегка шлёпнул по соблазнительной заднице, позволяя себе рассмотреть то, чем Хемпсон мог законно гордиться и не только рассмотреть. Синро осторожно вытянул мобильный. Нет, задницу Хемпсона конечно фотографировть он не собирался. Но спину же можно, да? Разметавшиеся волосы, чудесный вид. Ну кто виноват, что Амато не платит бедному телохранителю. А он между прочем жрать хочет не по детски, пока некоторым тут болеть приспичило.

Отредактировано Sinro (2010-04-13 20:48:50)

+2

14

Реакция, для Норая важна была реакция, которой ответит Син. Тут одно из двух: либо по морде, либо нет. Первая перспектива для милой мордашки была ну очень нежелательна, но интерес взял верх, он мягко коснулся лица шиноби и, что самое странное, получил ответ в виде легкого поцелуя. Глаза от удивления поползли ко лбу. Вот те на! Не ожидал.…Думал, что укусит, а тут, - растерянно думал Норай, собирая мысли, которые с прикосновением горячих губ куда-то делись. Он готов был бесконечно растягивать этот момент, когда, казалось, даже время остановило свой бег, чтобы посмотреть на эту, кхм, несколько необычную картину со стороны. А вы как думали? Время любопытней любой девушки! А любая девушка остановилась бы и ошарашено хлопала ресницами при виде двух привлекательных парней. Мало того, один сидел с зажатым в руке шприцем, другой абсолютно голый. Уже один вопрос: а что они, собственно, делают, объединил бы под своим началом стадо клуш.
- Анальгин, - протянул он, машинально касаясь места поцелуя губами. – Да, стандарт, не окочурюсь, разве что проколбасит слегка. Хотя это нам на руку, - последняя фраза была сказала уже тогда, когда парень падал на подушку. Сопротивление оказывать не хотелось, да и были ли на это силы. Хотя, интересно, а чем бы оно закончилось? Дракой со сломанными носами или же чем-то более интересным? То самое более интересное вызвало в теле приятную волну жара, и болезнь тут была ни при чем.
Мысль прервалась, как только Синро перевернул его на живот. Прекрасно блядь, светить голой задницей. Надеюсь, этот умник не достанет фотоаппарат. Тут шоу только согласно купленным билетам. А билетик всего один, халявщиков не потерплю. Иначе будет много крови.
Ворчал потому, что было несколько, хм, неловко? Нет, скорее опять хотел посмотреть на реакцию. Клуб юных наблюдателей, блядь, пошаговый режим. Он улыбнулся в подушку.
- Пока ты рядом, моя задница не пострадает. Разве что от укола, - хохотнул он и сморщился, когда иголка вошла в тело. Да, минуло то время, когда уколы делались непосредственно в задницу. Лет эдак пятнадцать назад минуло, а может и больше. Тогда резкий запах спирта и вид иголки вызывал панику, сейчас было по барабану.
- Хм, а рука у тебя легкая, - с ноткой восторга сказал Норай, когда укол был сделан. Он пару минут пролежал неподвижно, потом медленно перевернулся на бок и посмотрел на Сина. – Давай закажем чего-нибудь поржать? Иначе я помру от голода. Нет, ну правда, - улыбнулся он. Потом на лице появилось новое выражение. – Ляг рядом, ты после прилета даже не присел нормально.

+1

15

( офф: Не знаю, как ты Норай, но Син себе поржать заказал ))

Неслышный щёлчок, ещё один. Великолепная задница Хемпсона попала в кадр да там и осталась, мяня Синро перспективами на почве порнографической  коммерции. Для полного комплекта не хватало только фотки голого Амато. И о финансовой составляющей дел можно не беспокоиться. Замечтавшись, Югиро едва не пропустил момент безмятежного, разворота Хемпсона. Успел убрать мобильный в карман и преданно уставился на Норая, проедая парня  честным взглядом, внимательных тёмных глаз, которые после озвучивания вслух предложения о еде, заметно оживились, неуловимо сигналя о согласии, взаимопонимании, и вообще о чём угодно,   только прикрылся бы ты Норай, да.
Ляг рядом, ты после прилета даже не присел нормально.
Заманчиво. Но…
- Спасибо, я не устал.  – Син аккуратно накрыл Норая, вернул ему на лоб полотенце и поднялся с абсолютно невозмутимым видом.
- О себе бы ты так заботился, Норай. – покачав головой, коротко заметил шиноби, неуловимо двинул губами, очевидно собираясь добавить ещё что – то, но промолчал.  Вместо этого вытащил мобилу, и перестав обращать на Хемспона внимание, сосредоточился на общении,  заказывая обед в номер.
- Да, прямо сейчас запишите на счёт.Механически разложил коробочки и собрал использованный мусор, упаковывая в плоский пакет. – Нет. Шампанское не нужно. Зачем?  Эээ Что вы себе…– Бровь шиноби художественно взмыла вверх, застыла нервно подёргиваясь, а потом лицо Югиро исказила такая гримаса, что стало понятно, что парню очень весело.
Конечно – задушевным голосом сообщил он, прислоняясь к тумбочке. Уставился на Норая, как будто видел его впервые  и выдал уверенно.
Медовый месяц. А вы о чём подумали?  – Веселящийся взгляд в сторону помощника. – Ах, моя девушка? О, вы так проницательныыыы – Син уже не говорил, елейно ворковал в трубку пытаясь не сорваться на откровенный гогот, но распирало парня знатно. И бедолаге Хемпсону оставалось лишь гадать, что же телохранителя так развеселило. Судя по обрывкам фраз, веселиться было отчего.
Отлично. Просто замечательно. Цветы? 
Нахальное изучение Хемпсона глазами.
- Не надо цветов – твёрдо сообщил Синро и выдал совершенно блядским тоном.
А не заслужил.Когда Син положил трубку, его можно было смело выносить. Пытающийся не смеяться, Синро мучился тиком лица, и было видно, что тик одерживает победу, потому что правый уголок губы начал неумолимо задираться вверх, в то время как левый мужественно держался, но постепенно тоже начал сдаваться идущему изнутри напору. Всё что оставалось шиноби, это махнуть рукой, и проиграть.
- Хемпсон, это ведь ничего…говорить дальше Синро не смог, тихо всхлипывая, рухнул в койку, принимая приглашение прилечь, присесть, всё что угодно, только бы суметь проржатся.
Обед …будет – оторвавшись от поверхности, об которую очень хотелось убиться головой, но убиться было сложно, выдал Синро, и его снова затрясло.
Обжимание с Хемпсоном в фойе было замечено и очень правильно истолковано бдительными служащими гостиницы, которые проявляя предупредительный либерализм, предложили парочке воспользоваться особыми спец услугами для новобрачных с десяти процентной скидкой, исключительно для вас…Ну вы понимаете о чём речь? Упоминание о скидке, окончательно подкосило нестойкую к шуткам психику Синро, и представляя эти спец услуги и реакцию Норая, Югиро тихо убивался от хохота. К сожалению ржать в голос шиноби не умел. Поэтому и мучился.

Отредактировано Sinro (2010-04-16 01:05:29)

+1

16

По правде говоря, Норай  услышал щелчок фотокамеры, но не стали ни орать, ни вырывать телефон из рук и разбивать его о стену с нехилыми спецэффектами и последующей истерикой. Он, напротив,спокойно отнесся к этой выходке Сина, рассуждая, что чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не убило. Могло же, кто отрицает.

Получив отказ, парень фыркнул, но вслух ничего не сказал. Полотенце было очень кстати, потому что накатила еще одна волна жара. Видимо, лекарство не подействовало в полную силу. Его познаний в медицине хватало, чтобы оценить, на что была способна названная Югиро смесь. Но то ли он чего-то не учел, либо то, с чем боролось лекарство, было серьезным. болезнь то бишь. Бля, и все же интересно, где я умудрился заболеть. И когда, - вяло думал он, прикрыв глаза. До слуха долетел писк телефона, потом гудки. Ага, скоро меня покормят.
Да, покормят это дело конечно хорошее, ибо организм уже истерично орал, требуя хоть чего-нибудь съестного. Нет-нет, только не сигарет!..
Норай открыл глаза, приподнялся на локте, поискал глазами свои штаны: пачка была там, и нашел их на стуле, аккуратно сложенными. Мысленно поблагодарив за это Синро, он вытащил сигареты, зажигалку и закурил. Голова закружилась сильнее, но на лице появилось настолько блаженное выражение, что вырви у него кто-нибудь сейчас сигарету, этот кто-нибудь получил бы в челюсть, сильно причем. Вот уж чего Хэнсон терпеть не мог, так это то, когда у него буквально изо рта вырывали сигарету с истеричным криком : "Хватит курить!". Раздражало потому, что он гробил свое, а не чье-то здоровье. И странно было слышать, что до него есть кому-то дело.

Парень лежал на боку, медленно выдыхая дым, и не сводил глаз и Сина, который разговаривал по телефону. Все бы ничего, но разговор был странным до безумия. Какой нахер медовый месяц, какая невеста. Я блять что-то пропустил?
Брови поползли вверх, видимо, у них было назначено свидание со лбом или с чем там, не важно. Но офигевший Норай был одновременно опасен и мил. Многие девушки, увидев его в таком состоянии, огласили бы округу победным визгом и принялись тискать.
Хмуро дослушав разговор Сина, дождался, пока тот повесит трубку и сладким голосом поинтересовался:
- Почему это я цветов не заслужил? - ох, лучше бы он орал, чем говорил так вкрадчиво, мягко. В народном творчестве это звалось затишьем перед бурей. - Молодожены значит, невеста значит. А ты намекнул им, что б пришли попозже, ибо скандал семейный намечается? - заорал он и швырнул подушкой в Сина, который, не в силах сдерживаться смех, упал на кровать. В сущности, Норай добился своего, правда его же и выставили дураком, но это ничего, это мы переживем. И отомстим.
- Обед будет, это конечно хорошо, - продолжил он, затушив сигарету в пепельнице, чтобы пожар не устроить, потом подвинулся к шиноби, плечи которого то и дело сотрясались от приступов хохота. - Ах ты скотина, еще и смеешься!
Смех окончательно добил Норая, он с силой развернул Синро лицом к себе и впился в губы поцелуем, наплевав на то, что они работали вместе, что их и так уже приняли за пару и что температура тела была далека от нормы. Насрать было на все. Мир сузился до кровати, на которой оба лежали: полностью одетый Синро и Норай, на котором из одежды была только простынь.
Длинные волосы с легким шорохом упали на их лица, как бы закрывая от внешнего мира. Теперь уж точно ничто не могло помешать. Парень чуть слышно застонал в поцелуй  и, одной рукой придерживая подбородок Югиро, чтобы тот не сопротивлялся, другой обнял его за талию.

+1

17

Смех оборвался, превращаясь в дыхание чужих губ. Норай….
Норай посмел коснуться его? Снова
Тело резко напряглось, рука взлетела рефлекторно, на автомате, перехватывая шёлк густых прядей, и…. расслабилась,  превращаясь в скользящую ласку, мягко перебирая прядки на затылке, поглаживая шею.   Хотя изначально шиноби хотел резко оттянуть чужое лицо  назад, ударить,  инстинктивно. Зверь  взревев рвался наружу, бесился, выл и сдавался усмирённый чужими губами, недовольно ворча, отступая назад.  Синро мог с лёгкостью освободиться...Не смог. Не захотел. Ломая себя изнутри, корчась в судороге требующих разорвать рефлексов, Син сдержал себя, отвечая на яростный поцелуй, нежно, осторожно, позволяя Нораю ворваться в рот, но не идя ему навстречу, просто принимая, впуская, разрешая погулять на запретной территории. И затем мягко, но настойчиво оттянул парня назад.
- У тебя температура Норай. Ты не понимаешь, что делаешь.  – сказал он чётко, рассматривая находящиеся перед собой сумасшедшие глаза, лихорадочно блестящие, затуманенные.
- Прости,  эта шутка оказалась не смешной. Я развею это недоразумение и извинюсь.
Синро осторожно отстранил Хемпосона от себя. Почти в ту же секунду раздался стук в дверь, сигналя о том, что заказ прибыл.
Синро поднялся легко принимая нагрузку тела на пресс. Шагнул к дверям.
В этот раз он переборщил. Но это действительно было смешно. Что касается поведения Хемпсона, очевидно помощник не понимает, что когда Синро играет сам, это обозначает, что он вполне готов себя контролировать и нести ответственность за свои поступки. Если же играть пытались с ним…
Норай сумел подобраться к нему слишком близко, и шиноби позволил этому произойти. Ему нравился Норай. Син даже не отрицал этого знания. Но было ли это важно для него? Вряд ли.
И Нораю стоило понимать очевидную вещь. Если он не перестанет, дразнить оголодавшего зверя, Югиро не сможет сдержаться. Натянет парня как грелку засадив  по самые гланды.  И плевать ему будет, что по этому поводу думает сам очаровательный помощничек.  Хуй окаменел так, что это начало доставлять определённые неудобства. И встал мгновенно, стоило Хемпсону просто прикоснуться к нему. И вот у Синро крышу корёжит от желания и тело попросту отказывается слушать и подчиняться. И хочется хорошенько стукнуться лбом об косяк, что бы прийти в чувство.
И тоскливо от мысли. А с ним хорошо. Очень хорошо. Только с Нораем его охватывало это странное удивительное чувство покоя и блаженства, и желания остаться, и никуда больше не уходить. Лежать рядом, перебирая пальцами облако волос, смотреть в огромные распахнутые окна,  видя огни города и молчать, и слушать как идёт дождь. Пасмурное небо наконец то определившись зарядило мощным сумасшедшим ливнем, и сейчас тугие струи разбиваясь тяжёлыми каплями мерно стучали по стеклу, погружая комнату в полумрак. Ему нравилось смотреть на Норая, когда помощник этого не видел, нравилось как он курит, хотя каждый раз шиноби морщился желая вырвать сигарету, не позволяя ему гробить своё здоровье, испытывал досаду, но разумеется никогда не выражал этого вслух, точно так же как не выдавал себя ни единым словом или жестом. Им комфортно вместе. Этого достаточно. 
Даже если Норай, единственный, кому Синро позволяет прикоснуться к себе без последствий. Вот так.
Шиноби распахнул дверь. Несколько секунд он стоял объясняясь с портье с видом оскорблённого достоинства, давая понять, что не все шутки, стоит воспринмать всерьёз. Но каждая шутка содержит в себе долю правды. Захлопнул дверь, и вернулся в спальню прокатывая перед собой, загруженную едой тележку.
- Вот и обед. Норай поешь, а потом я приготовлю лекарство.  Тебе стоит поспать.
  Словно ничего не случилось, Син склонился над Нораем, подхватывая его за плечи и поправляя подушки за спиной.

Отредактировано Sinro (2010-04-16 19:37:05)

+1

18

нayчитe мeня нepвнo и apиcтoкpaтичнo кypить, пpищypивaяcь и лoмaя изгибы пaльцeв o кoжaныe кpecлa и дивaны, пyтaть дымoм шeлкoвыe штopы, и вoзмoжнo я cмoгy кpacивo пpизнaтьcя вaм в любви, cтиxaми и бeзyмнo кpacивыми cлoвaми, бeз opфoгpaфичecкиx oшибoк, a пoкa - yвoльтe, нo я xoчy вac тpaxнyть пpямo здecь нa пoлy.

Что, что, твою мать ты делаешь? – хотел было заорать Норай, когда Син уверенно от него отстранился. Он не мог поверить, что его отталкивают вместо того, чтобы крепче прижать к себе. 
Парень искренне был уверен в том, что его чувства взаимны. Нет, не как в сопливых романах, где герой переживает, грызет ногти, не отходит от мобильного и постоянно смотрит в окно. Нет, Норай просто искренне желал, чтобы его влечение было принято с подобным чувством. Но чтобы прерывать те мгновения, когда они, казалось, слились воедино?
Глаза все еще горели огнем, который был сродни демоническому, щеки раскраснелись, как у красной девицы на первом свидании. Ну, подумаешь, температура под сорок, зато цвет один и тот же!
- Это ты не понимаешь, что делаешь, - отрезал он и потянулся к сигаретам. Всеми силами Норай пытался на разораться на весь этаж, не кинуть в Сина чем-нибудь тяжелым и, в конце концов, не дать волю слезам. Последнее ну уж совсем крайние меры. И исключительно от обиды за себя. Закурил, резко выдохнул дым через ноздри, не сводя взгляд с фигуры Синро, который пошел открывать дверь. Видимо, принесли обед, однако есть расхотелось. Попробовав поцелуй, которого он так долго ждал, Норай не мог больше ни о чем другом думать. Это как наркотик: раз попробовал, второй, и все, ломка. Вот сейчас была ломка, которая медленно окуривалась другим наркотиком, в прямом смысле.
А за окном тяжелое серое небо наконец-то соизволило пролить первые слезы за их пребывание в Осаке. Капли барабанили по стеклу и подоконнику, перестук превращался в некую мелодию, которая и была, и не существовала одновременно. У нее не было ритма, но она была сродни ритму сердца. Вот так непонятно, но очень уютно. Нораю сразу захотелось встать под стену ливня, чтобы промокнуть до костей, чтобы дождь ласково целовал лицо, шею, плечи, все тело.  Кто б еще его выпустил на улицу…
Синро закончил разговаривать с персоналом и вернулся в комнату. Норай слышал его движения, колеблющие воздух в комнате, но не слышал шагов. Стало странно, но виду он не подал, лишь в очередной раз затянулся.
- Кто приходил? – будничным тоном поинтересовался он, как будто был не в курсе. – Можно вопрос? Вот скажи, тебе плевать на ми чувства? Плевать, что при виде тебя пульс сбивается? Плевать, что благодаря тебе я со всеми бабами прервал контакты, плевать, что...
Его речь прервал телефонный звонок. Выдохнув, он потянулся за собственным мобильником.
- Да. Я слушаю. Да, я. Нет, не в Токио. Бля, какого хера ты закатываешь мне истерику? Какая разница, с кем я и где? С любовником, поняла? Я тебе чем-то обязан, я на тебе женат? Тогда отвали! – рыкнул он и швырнув трубку в стену. Раздался тихий хлопок, мобильный раскололся на несколько частей и с легким стуком упал на ковер, где и прервал свое существование в этом бренном мире.
- На чем я остановился. Ах да, вспомнил. Почему ты?.. – он не договорил, закашлялся на полуфразе, задыхаясь, решил, что пока с него хватит истерик и со стоном опустился на подушку.
- Изверг, доведешь меня до шлюх и кокаина, - простонал он, докуривая сигарету и швыряя в Сина подушкой. С такого расстояния уж точно не промахнется, пусть и сил нет.

+1

19

Напор Норая испугал. Син растерялся, впервые растерялся, просто не понимая происходящего, не принимая его. Не желая принимать?
Он что?

Парень потряс головой, пытаясь сосредоточиться, понять, переварить. Не переваривалось.
Ты…
Глаза стали огромными как кофейные блюдца, есть такие мини сервизы в Осаке. Син как раз присмотрел один для отца в подарок.
Я…
Очень содержательный монолог. Это отрезвило, почти так же как и подушка прелетевшая в лицо.
- Но
Синро перехватил почти машинально. Сжал. Отступил на шаг.
Ты…
Программу явно заклинило, она начала давать сбой. В своё время Синро приходилось выслушивать разные признания, в основном от шлюх, упрекающих его в чёрствовсти и холодности, хотя какие чувства могут быть у шлюх? Единственная причина, по которой шиноби предпочитал разнообразию некоторое постоянство, заключалась в том, что с проверенным телом приходилось меньше заморачиваться.
И сейчас Норай бросал ему в лицо непонятные пугающие слова, эти слова были неправильными, Синро не мог понять, в чём заключается подвох, но демонстрируемая ярость или обида, произвели на него впечатление.
Значит всё дело в сексе. Странно. Шиноби казалось, что Нораю эта близость безразлична, а вот получается, что он желает именно её.
Син задумался, а затем медленно кивнул, и принялся раздеваться. Стянул майку, отбрасывая её одним движением, расстегнул ремень, позволяя штанам свалиться вниз. Нижнего белья шиноби не носил. Слишком жарко, для того, что бы позволять яйцам свариться вкрутую.
Плавно переступил, через одежду, и бесшумно  шагнул  к Нораю, сдёргивая с него одеяло, которое впрочем и так свалилось практически на пол. Красивый. Очень красивый.
Врубил вентилятор, позволяя воздуху охладить пылающую кожу. Не страшно. Он не даст Нораю замёрзнуть. Наступил коленом, сминая поверхность кровати, потянулся к парню, забирая сигарету и туша её в пепельнице.  Мягко провёл ладонью по пылающей щеке, поднимая волосы наверх, пока пальцы не остановилось на затылке, сжались, и сам шиноби, просто скользнул вдоль тела Норая прижимаясь к нему, грудью, животом; позволяя себе вплавиться в чужое тело, вплавить его в себя. Тёплые ниточки чужого пульса. 
- Я тебя хочу, Норай – Синро наклонился осторожно вбирая чужое горячее дыхание, слегка прихватывая воспалённые губы, говоря в них, для них - Я тебя хочу – раздельно по слогам повторил он, пытаясь донести до Норая смысл того, что он понял, его. Для секса не нужны причины. Норай мог просто попросить, и если для него важно, что бы это был именно шиноби, почему бы нет?  Ладонь скользнула по чужой шее, плечу, по груди чуть царапая ногтями, осторожно задевая соски сейчас чувствительные, почти так же как и всё остальное тело. Температура Хемпсона, мешала Синро, а может быть дело было не в температуре. Не хотелось ему быть грубым с Нораем, хотя именно животная ебля доводила его до наивысшего блаженства, и безжалостно трахая шлюх, шиноби никогда не был осторожным или трепетным. Он просто брал, причиняя боль, получая боль в ответ. Искорёженное тело и психика,  попросту не понимали другой ласки. Он настолько привык к боли, что всё остальное находилось за гранью сознания.
Пёс которого постояно бьют палкой привыкает к этому так, что способен укусить когда его попытаются погладить, воспринимая легчайшее прикосновение на грани садистской пытки. А с Нораем ему хотелось быть нежным. Синро не знал почему. И это "почему" заставило его остановиться и замереть. – Тебе нужно просто сказать, Норай. – медленно произнёс шиноби– Когда захочешь, что бы я тебя трахнул

Отредактировано Sinro (2010-04-18 00:37:39)

+1

20

Я так давно тебя искал по грязным пресным руслам
Зубами сети рвал, напрягая каждый мускул
И я готов сожрать пуды твоей горчащей соли
За то лишь, что ты здесь остаться мне позволишь
За то, что дашь и дальше мне дышать своею влагой
Кроме этого блага мне больше ничего не надо

Пламенные речи дали эффект, пусть и неожиданный. Пока Син раздевался, Норай молча смотрел на него, пытаясь побороть очередной приступ кашля, который драл горло, словно там поселились два кота, делящих территорию. Не вовремя, - про себя вздохнул он. – Все не вовремя: и Осака, и моя болезнь. Вовремя только то, что кое-до-кого дошло, что я его хочу.
Он чувствовал себя отчасти сволочью, что так накинулся на Сина, но с другой стороны, когда либерализм терпит крах, радикалы берут дела в свои руки. И добиваются несколько большего, чем предшественники. И результаты чаще всего радуют.
Только сейчас Норай задумался: а не поставил ли он шиноби перед фактом? От этой мысли становилось гадко на душе. Нет, он не собирался насильно заставлять любить его, просто хотел вывести Синро на чистую воду, показать то, что он чувствует. А показывать было что, парень знал наверняка, потому, как уже одна возня с ним доказывала это. Работа работой, но в контракт шиноби не входил пункт: «Забота о начальстве в период болезни и пр». Норай знал об этом, потому как его подпись стояла второй после подписи Амато.
Парень открыто любовался телом Сина, пока тот приближался к нему. Секунды, казалось бы, но они растянулись в вечность, как обычно бывает в такие моменты. Так, стоп, в какие такие?..
Синро выдернул из рук сигарету, затушил ее. Хотелось заорать, что б вернул ребенку игрушку, но предпочел промолчать, не тратить силы. Да и голос от крика может сорваться, и тогда придется общаться либо азбукой Морзе, либо переписываться.
Прикосновение пальцев отозвалось маленьким взрывом, жар от которого прошел волной по всему телу. Вообще у Норая была странная особенность, что если чья-то рука обхватила его затылок, значит, скоро последует поцелуй. Правда, в этот раз он был мягким, словно прикосновение крыльев бабочки, и не был поцелуем в полной мере, как в кино, как в моменты, когда между влюбленными пробегает искра, и они буквально впиваются друг в друга.
Хотелось вот так же впиться в губы шиноби, которые были так близко, но уж очень смутили парня его слова. Как это: нужно просто сказать. Я что, рабовладелец?
- Так не пойдет, - покачал головой Норай, насколько это было возможно, лежа на спине. – Я твой начальник, но не тот, чьему любому слову ты должен подчиняться. Я не хочу заставлять тебя заниматься  со мной любовью в любой момент, когда того захочется мне. И не буду этого делать, - он прикрыл глаза, подался вперед и мягко поцеловал губы, чуть прикусив нижнюю. – Я хочу, чтобы мы были любовниками, но не в системе «хозяин-подчиненный», это неправильно. Поэтому говорить о своем желании заняться сексом с тобой я не буду. Рано или поздно придем к тому, что будем понимать друг друга с полувзгляда. Если ты, конечно, этого хочешь, - добавил он уже шепотом. Голос все же садился.

Отредактировано Норай (2010-04-18 23:06:31)

0

21

Синро молчал. Анализируя сказанное, но в этот момент Норая подался вперёд и парень ответил, потянулся навстречу и сумасшедшим усилием воли обуздал этот порыв безжалостно давя его на корню, как и желание впиться в Норая, влипнуть, словно  тело Хемпсона стало магнитом, и противостоять этому притяжению Синро не мог. Да и не хотел. Но это притяжение ломало его сознание, и сознание начинало стремительно закрываться не позволяя сказанному достигнуть цели. Разум Синро сопротивлялся. Это было глупо сопротивляться тому, что желало собственное тело, но по какой – то причине это действительно было так. Эти слова, были неправильными. Норай чего – то хотел от него? Чего он хотел? Синро же ясно дал понять, что хочет того же самого, что он не против перепихнуться при случае. Син замотал головой. В мозгах словно кто – то врубил болгарку и она стремительно жужала раъедая всяческое подобие мыслей, превращая их в бессвязные обрывки. Амато взрывал эту дверь с пол пинка ноги, попросту не замечая её существования, Норай мог лишь пошатнуть слегка, погладить обшивку и на Югиро снисходил покой. Программа не могла быть взломана. Если её сломать, случиться что – то страшное, Югиро не знал, что именно, но понимал, возможно он сойдёт с ума. Был ли он готов к этому? Вирус пытался проникнуть в систему и система отреагировала.
У Хемпсона болит горло. Я должен приготовить лекарство.
Син поднялся. Резко переходя из расслабленности к напряжению,  соскользнул с кровати, двигаясь мягко и в то же время механически, словно робот, выполянющий заданную программу. Нисколько не стесняясь наготы, для него она была так же естественна как для некоторых людей одежда. Это было странно. Ответить Нораю стоило, но Синро не знал, и не понимал, что ему отвечать. Началось торможение.  Он просто не понимал, чего Норай от него хочет, что пытается донести? Может у него проблеммы? Не хватает секса, например, и он решил соблазнить своего телохранителя ради разнообразия. Надо найти ему девочку.  Зачем ему Синро в качестве любовника? Что он пытается сказать?
- Я приготовлю лекарство – Югиро не разделял слова от действий. Щёлкнул чайником, поправил шторы, позволяя дождю заливать окна во всей красе.
- Не кури больше, Норай – глухо проговорил шиноби не поворачиваясь. По широкой спине стекала вниз чёрная раззинувшая пасть. Змея, струилась между лопаток, кусая в плечо, кончик хвоста заканчивался как раз в районе кобчика.
- Тебе не надо курить –  Высший пилотаж ораторского искуства, зрители бы обрыдались от хохота. Син всегда знал, что сказать, как сказать, с дьявольской ловкостью модулируя любые интонации, зная, то о чём не знают другие люди. Даже лишённые с виду всяческой логики поступки всегда имели глубинный смысл, просто шиноби видел и мыслил чуть дальше, чем другие люди, пока они заполняли элементами середину, Син всегда видел конец цели, итог того, что хотел или пытался сделать. Сейчас он не видел ничего. Слепое пятно в сознании. На месте этого слепого пятна, очевидно что – то должно было быть. Но там ничего не было. Почему Норай не должен курить? Слепое пятно.  Шиноби повернулся, прошёл по ковру, снимая чайник с подставки, располагая его на столе. Распотрошил зубами пакетики с травами, смешивая их в нужной пропорции, добивил ещё несколько ингридиентов. Затем залил кипятком, закрыл крышкой позволяя настою приобрести крепость, слил, машинально переливая из чашки в чашку. Затылком он ощущал взгляд Хемпсона. Ожидание? Недоумение? Офигение от такого мягко говоря бредового поступка, когда два парня вроде бы органично приходят к политическому консенсусу, и вдруг один из них противоречит сам себе, заставляя поступки и слова идти вразрез друг с другом.
- Чай. – Синро вернулся на кровать, осторожно дуя в чашку, что бы Хемпсон не обжёгся.
- Выпей чай. Это очень хорошее средство, сбивает температуру, и горло сразу пройдёт.- Ты сейчас болен. И я поступил глупо забыв об этом.  Словно не было ничего. Словно они играли в игру по правилам которой второй говоривший не должен был отвечать на слова первого, первый должен был понять сам.
Но вот только задачка не сошлась с ответом. Ответов попросту не существовало. Югиро должен был найти их сам, но как это сделать он не знал. Закрыл глаза, словно система не справляясь с перенагрузкой запросила отбой. Открыл.
- Твой чай остынет, Нори. Его горячим надо пить. Давай я чашку подержу. Слепое пятно. Слепое пятно. Множество слепых пятен. Руки не дрожали.
Они начинали дрожать лишь когда к ним прикосался Норай, сейчас Синро находился в таком состоянии, что попытайся Норай его коснуться, он просто встанет оденеться и уйдёт. А это было мыслью.
- Я….Слепое пятно. Пауза. Перезагрузка. – Я сейчас приду.Зачем – то сказал шиноби, не дождавшись ответа, торопливо вложил чашку в пальцы Норая и просто скатился с кровати, торопливо натягивая джинсы, хватая майку. Норай сочтёт его сумасшедшим. Плевать. Норай не должен касаться его. Что – то происходит в такие моменты. Югиро должен справиться с этим. Понять. Когда он поймёт, всё снова станет как раньше. Легко и весело. Им же весело с Хемпсоном? Ну весело же чёрт возьми?
Парень не просто рванул к выходу, рванул так, что едва не опрокинул тележку с едой, удержал её равновесие рефлекторно, почти пятясь от Норая, глядя на Хемпсона с суеверным ужасом, словно Норай стал чудовищем, и это чудовище могло сожрать его в одну единственную секунду времени. – Я приду!!!! – заорал он так что сам подпрыгнул от собственного крика. Наклонился подхватывая обувь, и пулей вылетел из спальни. Хлопнула дверь. Послышался грохот. Кажется Синро умудрился врезаться ещё во что – то.

0

22

Ты проник в мою плоть смертельной болезнью, -
и меня лихорадит, и мне не согреться.
Ты - как вирус в крови, ты уже не исчезнешь,
ты - как дикий цветок, проросший сквозь сердце

Странное поведение шиноби не то что бы удивило Норай, но выбило его из колеи. Сначала поцелуй, потом резкая смена декораций – и вот он снова один на большой двуспальной кровати, а тот, кто был рядом, прижимался всем телом какое-то мгновение назад, стоит к нему спиной, абсолютно голый, и что-то бормочет себе под нос. Невольно парень залюбовался татуировкой на спине, о которой раньше и понятия не имел; скорее всего, это был отличительный знак или принадлежность к какому-то определенному клану. Норай не был специалистом по этому вопросу, но было красиво. Змея, вытатуированная на смуглой бархатистой коже, завораживала, словно заковывала одним своим взглядом в цепи и не давала пути к отступлению назад. Сина захотелось еще сильнее, но он чудом сдержался, чтобы не скатиться с кровати и не обнять его сзади, прижавшись всем телом, горячим к прохладному, чтобы получилось что-то теплое, не обжигающее. Хотя, по правде говоря, хотелось сгореть от той страсти, что сидела внутри зубатым неизвестным науке зверком, смотрела наружу большими глазами и рвалась наружу, больно царапая когтями изнутри.
Норай молча наблюдал за рваными движениями Синро, закусив губу, чтобы боль мешала ему окончательно сломить шиноби. Теперь он понял, пусть и не до конца, причину столь резкой смены настроения Югиро. Вряд ли кто-то в этой жизни любил его не потому, что так было надо или ради выгоды, а просто так, потому что шло изнутри. Сказав про себя слово «любовь», Норай вздрогнул: он никогда не признавался в любви кому-то даже в своих мыслях. Видимо, так была написано, предначертано, да хоть как назови, суть не изменится: он действительно влюбился в своего подчиненного и твердо знал, что не отдаст его ни кому, ни с кем не поделится. Красивый, избалованный вниманием со стороны обоих полов, Норай все ждал такого человека, который его самого встряхнет как следует. И вот, пожалуйста, этот человек нашелся, но вел себя странно, словно  дикий зверь в неволе боялся ласки человеческой руки. А ласки этой у Норая было много, ведь за всю свою жизнь он ни разу не отдавал кому-то ее всю, только некоторую часть, что создать видимость любви, отношений, привязанности – не важно.
А Синро тем временем что-то колдовал над чашкой, высыпая туда содержимое непонятных пакетиков. «Отравитель», - пронеслось в голове, губы тронула улыбка, пусть и легкая, зато настоящая. От нее даже внутри стало тело. «Не разучился улыбаться», - похвалил внутренний голос, ворча по обыкновению лишь для того, чтоб  привести хозяина в чувство.
Спустя несколько минут Син приблизился к нему, держа чашку с горячим напитком в руках, потом осторожно протянул ее Норая. Тот взял безо всяких слов, только не отрывал пристального взгляда от лица шиноби. Внимательный взгляд голубых глаз в такие моменты словно прожигал дыру в объекте их наблюдения, и всегда по разным причинам. Сейчас только по причине недоумения и желания отбросить чашку к чертовой матери, потянуться к Синро и крепко обнять. И нечего больше не говорить, только слушать стук сердец в унисон; тогда все станет и без слов понятно.

Кто знает, был ли настолько выразительным взгляд Норая или же в голове шиноби что-то замкнуло, но он сорвался с места, словно ужаленный, быстро схватил свои вещи, обувь и, говоря что-то непонятное, бредовое по содержанию, вылетел из номера.
Норай лишь ошарашено хлопал длинными ресницами и сжимал в руках чай. Потом вздохнул, трезво оценил ситуацию. Нужно было переходить к действиям, иначе его чувства будут отвергнуты, объект его вожделения достанется другому.
Чай выпил одним большим глотком, напиток обжег горло, парень закашлялся. Потом с легким стуком поставил чашку на тумбочку. Осторожно спустил ноги с кровати, сел, прислушиваясь к собственному телу. Странно, но оно молчало, не кидало сигналы SOS. Значит подействовала инъекция, не иначе. Что ж, это к лучшему.

Теперь Норай смог осмотреть весь номер; негромко присвистнул: апартаменты были шикарные. Медленно дошел до ванной, на всякий случай опираясь о стену, снял с вешалки белый халат, запахнулся в него, с неким чувством этического удовлетворения осмотрел себя. Длинные волосы спутались – нашел расческу, ругаясь сквозь зубы, причесался, заплел их в толстую косу и закинул ее за спину. После всего этого критично осмотрел себя в зеркало: вид портил только румянец на щеках, да и тот начал спадать.
Норай вернулся в комнату, отыскал пачку сигарет и закурил. Да, Син просил его не делать этого, но в такие моменты  никотин был необходим. Зажав сигарету между зубов, парень нашел справочник, пролистал его, нашел телефон портье, набрал номер по стационарному.
- Да, из люкса беспокоят. Да, блять, молодожены которые. Я сразу к делу: не выходил из гостиницы молодой человек высокого роста, в обычной майке и джинсах. Возможно босой. Ага. Вообще никто не выходил? А через окна? Ага, охрана. Благодарю вас. Нет, блять не нужно шампанского, мы ребенка ждем.
Трубка полетела на пол, жалобно пища, но ее функция на сегодня была выполнена. Теперь оставалось ждать, а Норай был уверен, что Синро вернется. Он не мог не вернуться – в конце концов, начнет переживать за его здоровье и точно придет. И ничего лучше он не придумал, как открыть настежь балкон, впуская в комнату приятный запах ливня. Потом развалился в кресле, держа под рукой сигареты, и стал терпеливо ждать, выкуривая одну за одной. «Точно вернется, я чувствую. Я люблю тебя, идиот…»

+2

23

Синро не знал, что с ним происходит, и это непонимание, сводило его с ума, как раздражающий зуд изнутри, избавиться от которого было невозможно. Хотелось разодрать собственную кожу, проникнуть пальцами куда – то внутрь грудной клетки и яростно расчесать, прекратить это раздражающее невыносимое нечто, иначе это нечто сведёт его с ума. Хотелось на улицу, под дождь, оказатсья под тугими тёплыми струями, и нестись во весь опор, словно блаженная вода могла залить собой весь мир и дать ему спасение. От чего?
Синро разумеется никуда не понёсся. Помедетировал некоторое время в баре, заказав себе зелёный чай. Остро хотелось заказать градус покрепче, но вот незадача – не любил он пить. Даже в такие моменты когда хотелось. Да. Банально хотелось надраться.
Шиноби слушал музыку. Сегодня в кафе звучал джаз, хриплый прокуренный голос выводил на сцене, забытый мотив, захлебываясь пронзительными слезами саксафона. Солист трахал инструмент словно любимую женщину и наблюдать за этим действом, было эстетическим удовольствием, хотя настоящая эстетика была Сину недоступна. Скорее так, практические этюды по поводу того что чернокожий братишка лажает на полтакта.
Постепенно удалось успокоиться. Синро допил холодный, практически полностью остывший чай, и вернулся  в номер. Хорош из него телохранитель, нечего сказать. Оставил совершенно разбитого Норая одного. А если Хемпсону станет плохо или  стукнет в голову погуляться? Дебилизмом Нори не страдал, но стукнуть ему вполне могло, исключительно со скуки. Правильно. Югиро нет, Нораю скучно и развлекать  некому. Очевидно же.
Хлопнула дверь, срываемая моментально потянувшим сквозняком.
Синро вошёл в номер, кладя ключи на стол и нахмурился осознав, что с головой Хемспон конечно дружит, но вот с элементарным пониманием собственных реалий очевидно нет.
Изображать громы и молнии, было примерно так же бессмысленно как объяснить самому себе, что с самим собой же и просиходит. Югиро просто прошёл вперёд, решительно захлопывая окно, повернулся к Нораю и сердце на секунду заныло. Хемпсон безмятежно развалившись в кресле, усиленно травился никотином, рассматривая Синро примерно так же, как рассматривают редкий вид экозотического хомо новус. Светлый банный халат, слегка сползающий с плеча, волосы тщательно причёсанные и заплетённые в косу, эдакая эгида умиляющей самостоятельности и становиться муторно от мысли, что он сделал это сам, обойдясь без помощи Синро. И беспречинный гнев, противоположность вечному неуёмному веселью.
- Норай, в нормальном состоянии, гробить себя можешь, сколько хочешь.  Но сейчас,  ты курить не будешь!  – Синро подошёл и отобрал сигарету у Хемпсона. Выдрал из рук, сигарету, пепельницу, сгрёб пачку – Я за тебя несу ответственность и за твоё здоровье тоже.
Акт номер два, заезженная пластинка. Только в этот раз, Югиро было абсолютно не весело. Пепельница была вытряхнута в окно. Туда же полетели сигареты и полупустая пачка. После чего брюки и рубашка Хемпонса были охлопаны по карманам, и нераспечатанная заначка отправилась в экзальтацию свободного полёта на бис. Окрестным бомжам невероятно повезёт. Сигареты Норай курил исключительно эксклюзивные, из тех, что простым смертным явно не по карману. Закончив обеднять Норая на никотин, Югиро развернулся и бесстрастно посмотрел на Хемпосна. Чувствовалось, что парень не отступит.

Отредактировано Sinro (2010-04-20 22:04:27)

+1

24

Норай молча наблюдал, как все его стратегические запасы сигарет исчезают в распахнутом окне. Вздохнул, подсчитал, какую сумму Югиро только что в буквальном смысле спустил на ветер, улыбнулся. «Из жалования вычесть, что ли? Хотя стоп, Амато, по-моему, давно ему не платил. Вот заплатит, и вычту», - решил он для себя, все так же молча, холодным взглядом наблюдая за Сином.
Норай был страшно рад тому, что тот все же пришел, что не оставил его тут травиться никотиновыми смолами. Только вот окно закрыл зря, очень зря. Возможно, скоро тут станет жарко, полетит посуда и прибежит персонал. А насрать! Деньги заплачены, а за моральный ущерб с гостиницы причиталось, так что все по-честному.
- Ээ, возвращение блудного сына? Папочка скучал и несказанно рад, дай покрепче тебя обниму, - негромко сказал он и, резко встав, сделал шаг навстречу Синро. В голове все перевернулось, мир вокруг закачался, но парень виде не подал. Все сошло как нельзя кстати за еще более сильно объятие, чем он предполагал. Положил голову на плечо, сцепил руки за спиной парня замком и прошептал на ухо:
-Теперь от меня никуда не сбежишь. Мы должны все решить, иначе оба сойдем с ума.
Собственно, что еще говорить, Норай не знал, ему просто было уютно вот так стоять, обнимая человека, которого он не хотел отпускать, с которым просто было хорошо. Только вот все как-то странно складывалось, и Норай себя чувствовал последней свиньей, полагая, что вынуждает Югиро терпеть его ласку.
- Син, не веди себя как дите и выслушай меня, наконец. Я тебя никуда не отпущу от себя сейчас. Это первое.  И я не отдам тебя Амато. Это второе. И последнее: если я тебе безразличен, скажи это сейчас, чтобы мы оба не мучились. Я же вижу, как тебе хреново.
Все было сказано ровным голосом, хотя пульс бешено отдавался в висках, сердце было готово выпрыгнуть из груди и ускакать куда-то далеко, где его так не мучают сигаретами, алкоголем и неразделенной любовью. Но парень приказал ему сидеть тихо и не выдавать хозяина ни в коем случае. В смысле его волнения.
- Не молчи, - шепотом сказал он и крепче прижался всем телом к Синро. Целовать не стал, потому как реакция на поцелуй были и нисколько парня не радовала. Нужно было приручать постепенно и самое главное не спугнуть. Он потерся щекой о его грудь и заглянул в глаза, надеясь на всякий случай прочитать ответ там.

+2

25

Югиро, ждал протестов, громов,  молний. Но Норай, опять его обыграл, легко и естественно разрушив и сломав все возведённые башенки и укрепления, наступив ногой на защитные донжоны, даже не заметив их существования.
- Ээ, возвращение блудного сына? Папочка скучал и несказанно рад, дай покрепче тебя обниму
Норай резко поднялся, и покачнувшись обхватил Синро, который предвосхищая чужое падение, поспешно шагнул навстречу.
И вот оказался в ловушке из которой для него не осталось выхода.
Кому он лжёт?
От одного прикосновения Хемпсона, парня прошило током, электрическим разрядом от макушки до позвоночника.
Синро знал, что существует такой апофеоз боли, когда ты пытаешься ухватиться за стену, но стены не существует. Чистейшая изощрённая пытка за право получения патента на которую ад пожертовал бы многими бойцами. Такую пытку изобрели шиноби. И сейчас он узнал, что есть ещё одно чувство. Не боли, но бесконечного страдания и наслаждения, чистейшего, сладкого как мёд.
Стоило Хемпсону дотянуться до него, и опора рассудка перестала существовать.
Он повис в пустоте сумасшедшего блаженства, бабочкой пришпиленной на иглу удовольствия, и не существовало стены, за которую можно было ухватиться в эту секунду, что бы обрести исчезнувшую почву под ногами.  Только плечи Норая. И вот же на бери, протяни ладони, и возьми то, что тебе дают, то, чего отчаянно жаждешь, но боишься себе в этом признаться, потому что в отличие от Норая, ты знаешь цену. 
Теперь от меня никуда не сбежишь. Мы должны все решить, иначе оба сойдем с ума.
Что решить? Голова Югиро просто поплыла,  Он сам поплыл, растворяясь в Хемпсоне. Дрожа от каждого прикосновения, ощущая больное желание впиться губами в его губы, остаться так навсегда, не двигаясь, только прижать  к себе ещё крепче, и уже никуда не отпускать, даже если этот чёртов мир рухнет в единый миг. И завтра уже не будет. Если бы завтра могло не быть… И остались только он и Норай. И больше никого в этом сумасшедшем безумном мире.

Словно дожидаясь лишь этой секунды, дождь зарядил с неистовой силой. Нет, он не плакал, пытаясь прикоснуться пальцами к стеклу, он кричал, рыдал, звал, стуча громко и отчаянно, пытаясь, что – то сказать, горячим и безразличным одновременно голосом Норая.
Стук сердца. Его сердце стучало. Два сердца разговаривали друг с другом и не слышали друг друга, разделенные стеной грудной клетки и непониманием дождя.
Я же вижу, как тебе хреново.
Хреново?
Норай просил Синро совершить самоубийство или убить его. Но защита стояла, защита выдерживала.

Не молчи
Прикосновение щеки.
Син стиснул зубы, с трудом контролируя пульсирующее желание. Освободиться резко, рывком, перехватить Норая за талию,  обхватить  за подбородок и дать ему единственный существующий ответ.
- Норай – горло не слушалось, горло корчилось от спазма, глаза прятались в своем бесконечном лукавстве,  избегая смотреть в чужие глаза, синие, затягивающие.
Югиро никогда не видел подобного цвета. Европейцы казались уродами, Норай был прекраснен. Великолепный образчик своей расы.
- Господин Хемпсон. Я не понимаю, о чём вы говорите  – безжизненно проговорил Синро, бесцветным лишённым всяческих эмоций голосом – Если вам не трудно…Удалось успокоиться, не сразу. Но удалось, хотя бы сделать вид, откашлатся протолкнув застрявший хрип  – Норай – твёрдо проговорил шиноби. – Отпусти меня, не майся дурью и мы забудем всё, что ты сейчас сказал. Если тебе нужно это услышать, да ты мне безразличен. Син солгал и не откусил свой собственный язык. Ложь прозвучала легко и естественно, словно она была там всегда, и вот всё что оставалось это выпустить её наружу.
- А теперь если не трудно, ляг в постель. У тебя завтра встреча, ты еле на ногах стоишь. – Югиро без усилий освободился от захвата, перехватил Хемпсона за торс, стараясь рассчитывать дистанцию, что бы не прикасаться к нему больше необходимого, хотя бы до тех пор, пока внутри эта скрученная, изводящая пружина, и всё так корчиться и болит, и выдирать близость Норая приходиться по живому, из себя. Он не позволит себе любить Норая Любить?  ведь это слово для него обозначало смерть.

Отредактировано Sinro (2010-04-21 01:57:46)

-1

26

Поймете ли меня,
Решите ль удивиться?
Мне, право, все равно,
Я нынче – свой двойник...


Слова шиноби были подобны предательскому выстрелу в спину, стальному перу между ребер, звонко пощечине. Что угодно, парень ожидал чего угодно, но только нет, нет, нет, не отказа. Только не это…Внутри точно камень с большой высоты упал и с громким треском рассыпался на тысячи осколков, некоторые из которых в свою очередь обратились в пыль. И были подхвачены непонятно откуда взявшимся ветром, но уж точно не перемен. Поднялся песок, залепил глаза, уши, не хотелось ни видеть, ни слышать, ни вообще что-то воспринимать рецепторами. Но было нужно. Несмотря на поражение в этом раунде, Норай не собирался отступать. Просто он поставил себе цель, что Синро будет его и больше ничьим, и он шел к ней упорно, снося все ранения, падая, но поднимаясь, пусть до финишной прямой было еще далеко.
Ничего не сказав, парень молча отошел на шаг. «Судя по всему, родной, мои прикосновения тебе неприятны. Что ж, не пряником, так кнутом. А не кнутом, так я просто зажму тебя в углу и заставлю полюбить. Если ты на это добровольно не пойдешь. Я привык получать все в этой жизни, и тебя я тоже получу. Время на моей стороне, а ты один». Высказав сей монолог про себя, Норай подошел к тележке с остывшим уже обедом, налил себе кофе, выпил его залпом, мягко поставил чашку на блюдце. «Красивый сервиз, белый с коричневым. Даже не белый, бежевый. Вот бы к себе такой». Мысли были случайными и никакой связи с реальностью не имели. Потом парень съел еще что-то, но вкуса не почувствовал, просто порядком надоела пустота в желудке. Он и сам удивился, когда обнаружил спустя некоторое время, что опустошил три тарелки чего-то. И все так же молча. Он чувствовал на себе пристальный взгляд, но не обращал внимания. Потом остановился, задумчиво так осмотрел посуду, вздохнул. То, что парень собирался сделать, было достойно ну разве что истеричной девушке, но никак не заместителю главы клана…Хотя, все мы люди, всем нам свойственно меняться, пусть и на секунды…

Первой в стену слева от шиноби полетела чашка, брызнувшая осколками вперемешку с кофейной гущей, за ней – блюдце. Тарелки отправились следом, и опять же все молча. Он не орал, не истерил, просто меланхолично бил посуду. Да, и сервиз было не жаль, а ущерб можно было и оплатить.
По окончании спектакля Норай сделал глубокий вдох, выбор, стрельнул взглядом в сторону Синро и, взяв свою сумку, бросил:
- Я скоро, - после чего потянул дверь ванной, вошел и, обернувшись, шарахнул ею об косяк. Штукатурка не посыпалась только потому, что ремонт был, очевидно, недавно сделан. Однако легкого шороха, который говорит о том, что закрывается замок, не последовать.

Отредактировано Норай (2010-04-22 17:08:34)

+2

27

- Идиот – когда дверь за Нораем захлопнулась, Син произнёс эти слова, тихо, но отчётливо, после чего наклонился и принялся собирать посуду. Можно было вызвать персонал, но становиться объектом гостиничных пересудов, не светило абсолютно.  Шиноби было всё равно, но хотелось защитить от этого Норая, трепетно относившегося к своей репутации. Поэтому Югиро всё сделал сам. Собрал битые осколки, осторожно, ловко, не порезавшись. После чего вызвал горничную, и попросил убрать остатки, объяснив, что задел тележку и вот всё оно неловко получилось. Есть не то, что бы расхотелось, но аппетит явно пропал, словно его и не было и стало всё равно. Абсолютно, безразлично, бессмысленно. Синро подошёл к окну, распахнул рамы, и подставил лицо ветру и дождю, ловя скользкие мокрые капли, вдыхая свежий, сейчас непривычно чистый городской воздух, отдающий разве что лёгкой примесью бензина. Харакири можно совершить разными способами. Иногда для того, что бы убить себя, не обязательно вспарывать живот.
Вдох – выдох. Стоило ли пойти за Нораем или следовало оставить его одного. Но сумка наводила на определённые размышления. Что бы Хемпсон не задумал, Югиро не позволит ему совершить  глупость.
Прошла почти минута, а шиноби, так и стоял под дверью ванной с занесённой рукой, не в силах постучать. А затем и вовсе безвольно опустил кулак, отчаянно ненавидя себя за собственную слабость.
Он ведь не знал, что сказать Нораю. Он вообще не знал, что надо говорить в таких ситуациях, так имело ли смысл открывать эту дверь.
- Какого чёрта, я об этом думаю? – с внезапной злостью подумал шиноби и решительно постучал – Норай, я вхожу.
Можно сколько угодно лгать себе отрицая действительность. И следовало придумать убедительный повод, любую злую едкую шутку, всё что угодно, чем признаваться, что просто не может оставить Хемпсона одного. И не оставит. Даже если Норай возненавидит его с сумасшедшей силой. Ну зачем ты всё испортил Норай? Нам же было так весело вместе?

+1

28

Только прикрыв дверь ванной Норай позволил себе стечь по стене, стиснув зубы, чтобы не дать волю эмоциям, которые еще не вышли. На его месте любая девушка долы б волю слезам, но он не мог себе этого позволить, поэтому просто прислонился пылающей щекой к холодному кафелю, закусил губу, чуть ли не до крови и прикрыл глаза.
Поступок, достойный истерички, но никак не парня. Но стыдно не было, по крайне мере внутри кошки скреблись уже не так, как раньше.
Осмотрев себя как следует в зеркале, парень кривовато усмехнулся: своим внешним видом он был доволен.  Только вот цвет лица был болезненно-белый, во всем теле чувствовалась слабость, а губы налились румянцем. «Подлецу все к лицу», - хохотнул он про себя и, решительно скинув халат на пол, пошел в душ. Нужно было смыть липкий пот с тела, а заодно как следует все обдумать: дальнейший действия, поступки, сделать какие-то выводы.
Включив воду на всю, Норай встал под горячие струи и зажмурился от удовольствия: воду он любил всегда. Сначала в голове был приятный туман, который не нес никакой смысловой нагрузки, зато потом картинка стала проясняться. Раз – вот он подходит к Синро и дает ему звонную затрещину. Два – шиноби смотрит на него, словно видит впервые, не понимает, за что. Три – Норай порывисто приближается к нему, обнимает за талию и впивается в его губы, как какой-то вампир-маньяк. Четыре – продолжая целоваться, они падают на кровать…А дальше темно, вспышки прекратились, и только тогда Норай понял, что бездумно пялится в одну точку, приоткрыв рот. Тряхнув головой, он сделал воду прохладнее, нашарил шампунь, нанес на волосы. Болезнь болезнью, но выглядеть нужно как всегда: на все сто, и никак не баксов.
Спустя некоторое время Норай решительно смыл с себя всю пеню, осторожно отжал волосы и, приоткрыв кабинку, нащупал полотенце. Он принципиально не вытирался, просто обернул его вокруг бедер и вышел, осторожно ступая на холодный кафель. «Так-то лучше», - удовлетворенно подумал он и хотел уже поискать фен, дабы не ходить с мокрой головой, как вдруг его внимание привлек другой объект…
Даже не объект, а субъект, вымотавший все нервы. Норай медленно перевел взгляд с колен шиноби к его глазам и замер. Губы чуть приоткрылись в незаданном вопросе, с волос тихо капало на кафельный ледяной пол, но он не ощущал этого. Все замерло, казалось, Время даже притормозило и с интересом наблюдало. Его мучил один вопрос: а что дальше? Еще одна истерика или долгожданное примирение?

+1

29

А Норай просто принимал душ. Синро стало смешно. А чего он собственно ожидал? Что Хемпсон переплюнет его рекорд по количеству дуростей? Оденется и заламывая пальцы свалит отсюда с воплем  "Пиши письма милый, мелким подчерком в тетради в клеточку?" Хотя то, что Хемпсон полез в душ, с температурой умным тоже не назовёшь. Как только на ногах стоит? Полегчало, очевидно.
Что ж мы тоже очень рады. Прям обсоссаться от счастья, хочется.
  - Не стой на холодном Нори. 
Югиро вошёл. Редко приходиться чувствовать себя таким исключительным дебилом. Ну что ж, нам не привыкать. Нораю вот очень даже нравиться, вон как приколбасило, сервизы колем, истерики закатываем.  Синро швырнул полотенце на пол, подтолкнул Хемпсона, заставляя встать ногами на махровую ткань, резко развернул к себе спиной, набрасывая второе полотенце на голову, вытирая. А что? Косички мы плести значит можем. А башку Хемпосну оторвать возбраняется? А хрен там. У Югиро моск в отпуске. Что хочет, то и творит. И если Норай, сейчас рыпнется, будет впечатан раскрасивой своей мордой прямо в кафельную плитку. Жалко. А что поделаешь. Плитку в смысле. Морду Норая было абсолютно не жалко. Страдает, значит, ну ничего, страдания возвышают,  облагораживают,  как говориться.
Твою мать, сука ты Хемпсон – очень хотелось это сказать, врезать Нораю больно и от души. Хемпсон колол сервизы, а вот шиноби мог  реально врезать. Причём без истерик, с абсолютно безразличным лицом, (словно ковёр выколачивает), измочалить так, что  выбитые зубы Хемпсон собирать будет сломанными конечностями. И не спасут чудодейственные пинки, и волшебные пиздюлины которые Нори вешал с права – налево. Это охрану (этих мальчиков в памперсах, которых Амато за каким только хреном нанял спрашивается) Хемпосн мог гонять в хвост и в гриву. Югиро ему подчиняется исключительно исходя из статуса и собственного желания. А вот когда такое желание исчезнет, Норай вполне реально может огрести.
Да так, что и не снилось. Огрести без последствий, и будет ему очень больно. Амато жаловаться он не побежит. А вот от шиноби явно будет держаться за километр. А может и за два. Здоровье дороже. Хотелось врезать.  Остро хотелось. Или развернуть и впечатать эту красивую блядь в стену, заткнуть протест губами и оттрахать жёстко так от души, выпустить себя и всё скопившееся внутри напряжение, образовавшееся по вине помощника. Субординацию мы не любим, да. 
- Для чего тебе это всё, Норай? – тихо поинтересовался шиноби, отшвыривая полотенце, взял фен, больно дёрнув за волосы, зная, что делает больно, но делал это намеренно, получая удовольствие, выплёскивая собственную злость. – Нахера, всё было портить? Мы что плохо ладим с тобой? Тебе что нужны признания и слова?  Непременно надо услышать от меня, что ты мне нужен.  Так вот, ты мне нужен Норай, но не так как ты сам этого хочешь. Не так как я этого хочу.Син замолчал, включил фен, держа Норая за волосы, но уже не больно, мягко, трепетно. Не мог он причинить Нораю боль, даже когда хотелось, не мог. Даже если врезать ему от души, что бы прочувствовал, являлось единственным и самым правильным разрешением возникшей дилеммы. 
Норай слушал. У Хемпсона вообще удивительная способность, сначала выслушать так, ненавязчиво, а потом уже начинать грозу. Может и сейчас будет очередная гроза. А может не будет, обойдётся мягким дождиком или сухим безветренным небом. Кто ж там знает, что в голове у Норая? Югиро вот теперь был абсолютно точно уверен, что не понимает. Всё было хорошо, и вот в одну секунду всё стало плохо. А что в голове у него? На этот вопрос Югиро ответа не знал определённо. Назвался грибом,  полезай в корзинку как говориться. Сказал, Нораю, что он безразличен, так нахрена душу мотать, свали и сделай вид, что фиолетово. А если не фиолетово?
Если не фиолетово. Но вот только помощь Норая в вопросе собственных составляющих, Югиро не требовалась абсолютно. У них в доме просто не хватит сервизов. Эта мысль заставила улыбнуться.
Вот они с Нораем выясняют отношения. Син стоит как обычно с каменной рожей, потому что сложно для него вытолкнуть из себя любое человеческое. . Вот череп кому нибудь раскроить легко, а вот так, что бы ляпнуть, что нибудь высокое, тут извините, программа сразу же даёт сбой, и начинается ахинея из разряда «Психушка плачет и надрывается» А Норай колет сервизы, вдохновенно так колошматит об стенку, об пол. И Югиро готов покупать ему десятки сервизов, что бы просто смотреть, как Норай их бьёт. За них двоих.
Смотреть, как он бьёт сервизы, смотреть, как он отвешивает дюлей направо и налево и незаметно так добивать, когда промахнётся, подавать ему чай и  называть господин Хемпсон, и прятать в бесстрастных глазах, искорки веселья, каждый раз, когда видит его лицо. И всегда стоять в тени, за его спиной, верным слугой, незаметной тенью. Радоваться его победам, и про себя переживать неудачи и позволять себе дурачиться рядом с ним, беззастенчиво нарушая субординацию. Неужели Син просит так многого? И хочется спрятать или выкинуть нахрен сигареты, что бы он никогда не курил, и если идёт дождь открыть над ним зонт. Или набросить на плечи куртку если Нораю холодно. Не позволять ему стоять на ледяном полу, высушить волосы, что бы не простудился после душа, поцеловать, откинув тяжёлые пряди с плеча,  прижать к себе, и ничего не говорить. 
Смерти не нужны слова, она приходит одинаковая ко всем. И рука Югиро не дрогнет.

+1

30

Над каштановым побегом
В переплетах Мураками
Я люблю тебя огромным небом,
Я хочу любить тебя руками.

- А что, нельзя? – легкомысленно поинтересовался парень, все же вставая на белоснежное махровое полотенце и с интересом его разглядывая. Почему-то казалось, что стоит только посмотреть в глаза Синро, как тот тут же испепелит его взглядом. А моргать на кафельном полу, ну или на полотенце кучкой пепла Нораю ну никак не хотелось. Поэтому детальное изучение структуры волокон продолжалось еще пару минут.
А шиноби времени даром не терял и, подобно заботливей мамочке, начал вытирать ему волосы полотенцем, но при этом так сильно тянул их на себя, что Хэнсосн ненароком подумал, что с него хотят снять скальп ну или на крайняк  сделать стрижку покороче без помощи каких-либо парикмахерских принадлежностей. «Изверг бля», - ворчал он про себя, все еще не решаясь взглянуть в темные глаза, хотя очень хотелось. Вместе этого хмурил бровки и готовил ответ. – «Не тяни, не тяни, кому говорят! Знал бы ты, сколько я их отращивал! Не тянииии»
Подавив в себе желание обнять холодными руками шиноби за талию в лучших традициях фильмов про любовников, которые не могут быть вместе, но хотят, он молча выслушал гневную тираду о своем поведении. Отчитали, как нагадившего котенка, даже носом ткнули. Но совесть не мучила. Не выплесни всю дрянь, скопившуюся внутри, Норай любо сорвался бы на слезы, любо ушел бы в пьяный угар. Ни того ни другого, понятное дело, не хотелось. Поэтому пришлось выкрутиться битьем посуды. Делов-то! Грош ей цена, а деньги казенные. Нормально все, что касается материального аспекта сложившейся ситуации. Но вот как быть с тем, что творится внутри?

Норай знал, что любая попытка приблизиться, прикоснуться, поцеловать, обнять будет отвергнута и вопьется ядовитой стрелой в уже порядком израненное сердце. Он вздохнул, собираясь с духом, но пока молчал, наслаждаясь мягкими прикосновениями и теплым воздухом фена. Не хотелось нарушать идиллию, но нужно было расставить все точки над i. И немедленно, иначе оба слетят с катушек, а ответственного за последствия не найдется.
- Син, - хрипло начал он, но воздуха не хватило. Пришлось сделать еще пару вдохов, чтобы собраться. – Такое чувство, что я тебя принуждаю. Напряжно? Накладно? Истерики не нравятся? Ну, уж извини блять, что я такой… Вали! Я что, держу тебя на поводке и в строгом ошейнике? Ну же, давай, ты вон уже раз собрался, воплоти мечту до конца
Норай сам был в ужасе от того, что говорит, но остановится уже не мог. К горлу подкатил противный горький комок, который грозился вот-вот вырваться наружу слезами, но нет, только не сейчас, не сейчас я сказал! Но было поздно, и сказанного не воротить. Оставалось только все с тем же рвением гипнотизировать полотенце под ногами и ждать того момента, когда стоящий за спиной человек просто развернется и уйдет, предоставив тебе, идиоту эдакому, полную свободу действий и эмоций. И тогда ты сможешь добить остальную посуду и разбить себе костяшки о тот самый кафель. Скоро. Секунда, две, три.…Начался обратный отсчет.

+1


Вы здесь » Paracelsus » Япония, Осака » Флешбек. Отдельная история. Поручение Амато.