Paracelsus

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Paracelsus » Япония, Осака » Hotel APA HIGOBASHI EKIMAE


Hotel APA HIGOBASHI EKIMAE

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Отель находится в центре Осаки. Отель располагается приблизительно в 15 минутах ходьбы от ж.-д. вокзала Осаки и недалеко от выхода №3 со станции метро "Хигобаши".

http://www.bedfinder.ru/images/hotel/images_gta-travel_com/hh/images/j/osa/osaapa51_big.jpg

Небольшие светлые номера оформлены просто и без излишеств и по современным стандартам. Номера обставлены светлой мебелью. Ванные комнаты также выполнены по современным стандартам и содержатся в хорошем состоянии. Во всех номерах есть телевизор с плоским экраном и подключение к быстрому интернету. Во всех "частично двойных" номерах есть одна кровать шириной 140 см.

http://s50.radikal.ru/i129/0912/fb/4c58b42065df.jpg

0

2

--> Аэропорт Осака

День был тяжелым. Уставшие мужчины с облегчением добрались до отеля. В принципе, было без разницы, где, как, с кем, лишь бы прилечь. А еще лучше выпить. Джо слегка стремался предложить новому знакомому расслабиться под бутылочку мартини: нельзя заранее предугадать реакцию человека, к тому же такого сюрьезного. Но парень все же решился, и уже стоя перед дверью своего номера задал вопрос:
- Может закажем что-нибудь? Поесть, выпить? Ты что-нибудь будешь, я спущусь вниз, закажу?
Не заглядывая в комнату, Джо выслушал пожелания Сё и на лифте спустился на первый этаж. Круговерть прошедшего дня была действительно на пользу, личные проблемы, казалось, остались за спиной, на первый план вышли дела, новые люди, иная обстановка. Стало легче дышать.
Возвращаясь в номер, Джо припомнил тот пронизывающий взгляд, которым ощупывал его Сё. А открыв дверь и вовсе ужаснулся: в номере была всего одна кровать.
- Что за.. почему в номере на двоих всего одно спальное место?
На голос молодой человек обернулся, Джо тут же стало не по себе. Дар речи тут же пропал. Не зная куда себя деть, Ито скромненько присел на стул в углу, вытаскивая из сумки драгоценный ноут.

+1

3

Финансисту было не комфортно с Джоджи в одной машине, присутствие доктора угнетало. Скрупулезно выстраиваемый годами воздержания и самоотречения защитный барьер, трещал по швам, как дамба под напором переполняющей ее воды. Мысли как назло стекались к одному и тому же. Воображение без устали транслировало глаза Джоджи, отчего-то кажущиеся грустными. И хотя Сё старательно избегал поворачиваться к нему, он чувствовал его тепло всеми неожиданно проснувшимися и переключившимися на «прием» клеточками своего тела. Это надумано. Такого не бывает. Просто жарко. Пальцы сами метнулись к галстуку, ослабляя тугую петлю на шее.
И еще несколько мгновений чувственной пытки, пока они вдвоем поднимались в лифте на свой этаж. Хаями еле сдерживался, чтобы не наброситься на Ито, расслабленно подпершего плечом стену лифта, реализовывая одну из давних юношеских фантазий. Огромных усилий воли стоило ему отвести взгляд и заставить себя выключить внутреннее кино. Тихо прорычал: Наконец-то!, когда двери лифта открылись. В душ, в душ, скорее в душ! Почему же так жарко?! У самой двери доктор предложил заказать покушать и вызвался добровольцем спуститься вниз и сделать заказ.
Одобрил идею, обрадовавшись возможности хоть немного побыть в одиночестве и остыть, не раздумывая, зашел в номер и остолбенел. В номере была всего одна кровать, ее размеры не оставляли надежды ни на то, что это две сдвинутых, ни на то что где-то есть еще одна. Проклятье. Уронив на пол портфель, Хаями тут же набрал секретаря, в ругательной форме потребовав заменить имеющийся номер на другой, или другие: и чтобы не просто с двумя кроватями, а чтобы как минимум две комнаты!
Спустя мгновение в комнату вернулся Джоджи, начав с наезда: - Что за.. почему в номере на двоих всего одно спальное место? Хаями одарил его серым недобрым взглядом, словно это доктор (а кто же еще?!) был виноват в том, что его член превратился в стальную палицу, и прошипел: Выясняем. И добавил уже спокойнее, заметив, как Ито ретировался: я думаю, нам его заменят, а пока… а  пока я приму душ, с этими словами Хаями поднял с пола портфель и громко хлопнув за собой дверью, вошел в ванную.

0

4

Как приятно было находиться рядом с человеком, у которого все всегда под контролем. Вероятно, виноват в этом определенный склад характера, а может быть это работа обязывает быть рассчетливым, исполнительным, а еще... требовательным. Такое поведение внушало уважение. Нелепое происшествие с номером, это давление стен, создающее неизбежную интимность, безусловно сделало свое дело, расслабило конфликтные рабочие отношения. И теперь даже тонкая стенка, отделяющая комнату от ванны и туалета, казалась прозрачной, не создающей барьеров открытым для новых впечатлений сердцам. Глаза Джо загорелись, прислушиваясь к звукам льющейся в душевой кабинке воде. Душа явно требовала взрыва эмоций, перекрывающих общий депрессивный настрой, преследующий мужчину последние несколько дней. Тихо поглумившись над самим собой и возникшими в голове извратными мыслями, Джо извлек из сумки чистую рубаху, скинул грязную с плеч, сунул в пакетик, накинул новую, но застегивать не стал. Подключил свой любимый ноут к розетке и адсл, и проверил почтовый ящик.
Вскоре в дверь постучали, и запахи еды блаженно порадовали обоняние. Парень стукнул в дверь ванны, приглашая Хаями присоединиться к запоздалому ужину.

0

5

Молниеносно раздевшись, финансист встал под ледяной душ. Понадобилось минут десять, пока Хаями начал ощущать холод и еще столько же чтобы прекратить мысленно прикасаться к телу Джоджи, закрыв рот рукой, срывать одежду и впиваться зубами в обнажающуюся кожу. Плоть успокоилась, разум просветлел. Закончив банные процедуры, под водой нормальной температуры, уже вытирался, хладнокровно просчитывая возможные варианты переселения, когда Джоджи постучал, информируя о том, что принесли еду. В конце концов, он нормальный парень, - убеждал себя Хаями. Вода немного расслабила тело, и финансист повременил возвращаться в тесный костюм, выйдя к Ито плотно завернутым в халат, положив мобильный в карман.
Нос уловил аромат вкусностей, и Сё , казалось окончательно забыв обо всем, присел на кресло, поближе к столу, взяв палочки. Итадакимас! Взгляд, высматривающий в расставленных коробках, чем бы побаловать изголодавшийся желудок, мимоходом скользнул по доктору, и подхваченный было кусочек рулета, упал прямо на стол. Вот черт! Даже беглого взгляда на обнаженный торс Ито хватило, чтобы свести насмарку десятиминутную медитацию в ледяной воде. Гладкая, мускулистая грудь, подтянутый живот. На миг их глаза встретились. Хаями остро ощутил голод иного порядка, и это отразилось в его потемневших глазах. В следующее мгновенье раздался телефонный звонок, а еще через несколько секунд Сё, подорвавшись, носился по комнате и орал в трубку: что значит нет свободных номеров? Вы вообще соображаете что говорите, тут одна кровать!!! Сжав в руках трубку, глянул на Ито так, словно это доктор был виноват в том, что их поселили в такой номер. Прорычав что-то матерно-неразборчивое, скрылся за дверью ванной и стал напяливать на себя костюм: нет номеров! нет номеров, я никогда не поверю! возмущенная ругань затихла, когда Хаями, облаченный в повседневную "робу" застыл перед зеркалом, вглядываясь в свое отражение. А он хорош собой этот доктор. Рука скользнула к паху, сжав возбужденное достоинство, рот рефлекторно приоткрылся. Неужели это мой шанс? А может его подпоить? Отражение хищно сверкнуло глазами, а Сё вернулся в комнату, учтиво поклонился и холодно попросил прощения за вспышку гнева. Пообещав, что постарается исправить сложившуюся ситуацию, вышел за дверь с единственной целью - под предлогом спасательной операции приобрести алкоголь.

0

6

Джо пожал плечами, не понимая возникшей суеты по поводу отдельного номера. Спать с Сё на одной кровати он, канеш, не собирался, но и вполне мог смириться с матрасиком на полу. В конце концов это даже полезно для спины. Парню было не принципиально важно где провести ночь. И если Сё продолжит паниковать, Джо просто уедет к брату. Странно, что он до сих пор этого не сделал.
Финансист извергал эротизм. Это чувствовалось буквально во всем. Разве можно не заметить этих хитрых ощупывающих глазок, нарастающего волнения, нервозности. А когда их взгляды встретились, тело словно молнией прошибло с головы до ног, задерживаясь в нервных окончаниях пальцев, обостряя осязание.
Какое-то время Джоджи нравилось это восторженное состояние быть объектом внимания, постоянно получать флюиды флирта в свой адрес, улавливать тонкий аромат желания. А потом вдруг все так резко оборвалось.
Тьфу бля сраный пидор! Да чтож я творю-то.
Стоило только представить себе как этот мужлан начнет лапать, и к горлу подкатывался комок, лишающий возможности дышать. А уж к своему заду Джо, пожалуй, не подпустит никого на метр ближе. Кроме...
Ыыы.. Не начинай повторять свои же ошибки!
Сё достаточно долго не было, Джо успел хорошенько подумать, одеться и написать смс брату: Привет, Кейн. Я в Осаке по работе, а сейчас свободен. Есть желание встретиться? Отправил. А потом заглянул в ноут. Новых писем не было, что не могло не расстраивать.

0

7

Сообщение от Кейна
О, привет! Приезжай конечно. Жду.

0

8

Раздобыв ведерко со льдом, бокалы и две бутылки спиртного: мартини и джин, довольный собой, едва сдерживая улыбку, вернулся в номер. К его удивлению Ито был одет, и казалось собирался уходить. Счастливое выражение медленно сползло с лица Хаями, вернув маску рассудительности. Сё  уселся на кровать, поставив рядом поднос с добытыми пожитками, тихо начал:Номеров нет, указывая на принесенное добро: вот выбил в качестве компенсации. Словно оправдываясь добавил: А почему бы и нет, после тяжелого дня? Хаями редко употреблял алкоголь и не имел особой практики в открывании бутылок: Как же оно тут? Это же всего на одну ночь, и я могу спать на полу... Тара в руках финансиста не поддавалась вскрытию: Помогите мне! требовательно вручив доктору бутылку с мартини, тем  временем раскладывая по бокалам кубики льда, бросил неодобрительный взгляд в сторону пропищавшего о получении sms мобильного доктора. Всеми силами стараясь удержать внимание доктора на себе без заминки продолжил: я где-то читал, что капелька джина в мартини придает ему восхитительный вкус. И выключает мозг. Вы же не откажитесь от бокала мартини, господин Ито, крепко сжал пальцами чуть выше запястья руку Джоджи, удерживающую открытую без труда бутылку мартини, и потянул к бокалам. Наливайте! Доктор, немного потеряв равновесие, наклонился к финансисту, и влажные горячие губы последнего прикоснулись к плечу Ито. Нос Хаями втянул знойный пряный аромат коллеги, опасливо отпрянувшего в следующее мгновенье. Сё криво улыбнулся и что-то промямлил в качестве извинения.

0

9

- Ты ошибся, я не гей, - спокойно и твердо ответил Джо, открывая от запястья назойливую руку финансиста. Но от предложения выпить не отказался, разливая мартини в бокалы. В своих силах он не сомневался, и был уверен, что алкоголь не скосит его до состояния нестояния. И это было ошибкой. Гудок мобильника, извещающий об смс остался незамеченным, горькая смесь мартини и джина окончательно расстроила туго натянутые струны мозга, звуки сердца сбились с заданной мелодии, превращаясь в единый тоскливый расстроенный гул клавиш. И было уже не важно, где заканчиваются мораль и приличия, и начинается совершеннейший разврат.
Джо превратился в животное. Одним необдуманным рывком он оказался верхом на Хаями, одной рукой сдавливая шею, другой срывая одежду, упираясь коленом в промежность, до синяков кусая нежную белую кожу. Но все было не то. Чего-то не хватало в этом бешеном желании секса. И Джо злился на самого себя, не получая должного удовлетворения. Злился, жестоко избивая Сё за то, что он - не Юко. 
Остановившись в какой-то момент, парень сплюнул в лицо ненавистному соблазнителю, мысленно искренне желая ему научиться контролировать свои эмоции; затем подхватил свою сумку, мобильник, и вышел из комнаты.

--> Квартира двоюродного брата

0

10

Толи извинения прозвучали не убедительно, толи выражение лица Хаями было слишком красноречивым. Доктор одернул руку и сухо произнес: - Ты ошибся, я не гей. Сё отвел взгляд, стыдясь собственного легкомыслия и ненавидя свою слабость. Джоджи же как ни в чем ни бывало разлил спиртное по бокалам и залпом принял свою порцию. На какое-то время воцарилась гнетущая тишина, а затем, Хаями даже не понял как это произошло, он оказался опрокинутым на кровать, прижатым и обездвиженным под весом тела доктора. Одной рукой Ито впивался в глотку, от чего Хаями задыхался, не в состоянии что либо предпринять, второй срывал с него одежду. Колено доктора врезалось в пах, вызывая адскую боль, по сравнению с которой звериные укусы, казались почти не заметными нежными поцелуями. Хаями вырубился после первого же соприкосновения "руки возмездия" с его лицом, а когда пришел в себя вокруг было темно и тихо.
Тело болело от каждой жалкой попытки пошевелиться. Мозг тщетно пытался сообразить что произошло. Рука нащупала в темноте холодное ведерко с уже давно растаявшим льдом, и поднесла к саднящему лицу. Метал оказывал благотворное влияние, успокаивая жжение. Собрав волю в кулак, Хаями все же встал с кровати и тихонечко по стеночке добрался в ванную, сбросил непослушными дрожащими руками растерзанную одежду и второй раз за день вошел под холодный душ. Забавным было то, что он не злился на доктора, понимая, что отгреб по заслугам, хотя гуманность методов и вызывала некие сомнения. Знаете, господин Ито, для "не гея" вы были чертовски возбуждены, и если бы вашу энергию направить в правильное русло... криво усмехнувшись подпухшему, отливавшему синевой лицу, вернулся в комнату и влив в себя остатки джина, провалился в беспокойный сон.

0

11

Хаями проснулся ближе к полудню, поморщившись в окно на яркие солнечные лучи. В голове гудело, мышцы ныли, спина затекла. Ему понадобилось несколько минут, чтобы вспомнить и прокрутить в голове события вчерашнего вечера. Кто бы мог подумать, что доктор такой вспыльчивый, и потом... я же ничего не успел сделать! Тяжко вздохнув, поднялся с кровати. И что теперь? раздумывал финансист, разглядывая себя в зеркале и пытаясь привести в порядок мысли, для убедительности проговаривая их вслух: Доктор мальчик взрослый, домой сам доберется, если уже не добрался. Тоже мне доктор,- прощупывая отливавший лиловым глаз,- вместо того, чтобы оказать первую помощь, Хаями болезненно ухмыльнулся. Домой-домой, отлежусь выходные в кровати, а там…
Отправив в урну изуродованный пиджак и рубаху, натянул чистую. Напялил солнцезащитные очки, слабо маскирующие общую «помятость», и собрав остатки своих вещей в дорожный портфель, отправился в аэропорт, где без проблем, хотя и не без косых взглядов, взял билет на ближайший рейс до Токио и уже через час был дома.
==> Спальня финансиста

0

12

--- Ночной клуб---аэропорт Осака ---

Иногда по стуку в дверь, можно определить, цель визита. Робкий, просительный, или же решительный, настойчивый. Кагура не стучала. Никогда. Бесшумно открылась дверь, наполняя комнату гостиной ароматом гиацинтов. В ассоциации с Кагурой, гиацинты несли смерть. Для него. На задании Кагура никогда не пользовалась духами, как и любым другим парфюмом. Шиноби не имеют запаха. Вкуса. Желаний.
Он молниеносно вскинул ладонь, перехватывая летящий из темноты сюрикен. Игра. Два любовника встречаясь, обмениваются дежурным поцелуем, Кагура награждала его смертью.  Обычно он возвращал ей ласку, сейчас лишь незаметно двинул пальцами, убирая игрушку в рукав.
- Теряешь хватку, Шинро.
Когда Син позволил себе приоткрыть глаза,  Кагура сидела в кресле напротив, поджав ноги, поблёскивая люминесцентной подводкой в темноте. Ей не нужны были слова формальностей. Она  выразила вежливость,  дав ощутить своё присутствие: движением, запахом, блеском подведённых глаз. 
- Добрый вечер Кагура – сан.
Лёгкий шелест ткани в ответ.
Синро двинулся. Лишь с Кагурой он мог позволить себе двигаться так. Конверт возник на столе, словно из пустоты, появился, плюхнулся: тонкий, запечатанный, обычным почтовым векселем, протанцевал в воздухе, оказываясь в руках женщины и исчез, словно его никогда и не было.
- В опасные игры играешь, Шин – Кагура обыграла слова, вкладывая смерть его имени, в то, что прозвучало безобидным предупреждением.
- Но ведь ты никогда не был одним из нас, – в голосе женщины прозвучал упрёк – Мерзкий ублюдок – И страстная нежность. Кагура ненавидела его. Им нравилось это чувство. Оно делало их живыми. 
- Поэтому ты каждый раз  приходишь, Кагура  - сан?
Синро утёк в сторону,  уходя из под удара, за долю секунды до того, как молния Кагуры метнулась вперёд. Женщина врезалась в пустое кресло,  оттолкнулась носками, встречая летящий в неё удар ботинка, перехватывая лодыжку кистью, стремясь взять в захват, ударяя пальцами по болевой. Но жёсткая ладонь, вылетела встречая сильнейшим блоком, дёргая на себя, разрушая тщательную балансировку.  Они закружились, падая одновременно. Кресло пошатнулось, но продолжило стоять. Смертоносная энергия удара не предназначалась пружинам обивки.
Кагура не отпускала, блокируя атаки уклоняясь от локтя и кулака, беря в очередной захват,  ударяя изящным коленом. Удар этой круглой коленки мог запросто вогнуть десятимиллиметровую сталь. Синро сдался, следуя за амплитудой движения,  прогибаясь назад, нанося рубящей ладонью с плеча. Кагура отпустила, взлетела подброшенная вверх, и кувыркнувшись встала на ноги. Синро вырос за её спиной,  за секунду до соприкосновения с опорой,  нежнейшим движением прижимая к горлу, вытащенный из рукава сюрикен. Кагура была неосторожна? Нет, Кагуре нравилась эта игра. Ему тоже очевидно. Запястье скрутило резкой болью, выворачивая под неестественным углом,  Кагура поднырнула под локоть, подсечка, толчок, он полетел вперёд, развернулся, обыгрывая захват в воздухе, увлекая девушку за собой. Из этой ловушки для них не будет выхода. Безмолвие комнаты. Сражаясь, они не издавали шума. Предметы продолжали стоять на местах, лишь раскачивалось светлое кресло, так и не решив, упасть ему или остаться, в три секунды вмешённых в молниеносный поединок.   
- Отвратительный! – Кагура с силой вцепилась в его волосы, заставляя отвести голову назад, вцепилась зубами в губы, кусая до крови.  Син не двигался, позволяя ладоням не спеша плыть вдоль чужого тела, ласкать неторопливо, естественно, уговаривая расслабиться напряжённые  мышцы. Кагура причиняла ему боль - он дарил ей ласку. Приручить Кагуру. В самом этом знании, было что – то восхитительно сумасшедшее. Металлический привкус крови, во рту, сумасшедший танец языков.
И когда она расслабилась, начиная стонать и урчать, словно голодный довольный котёнок, он ударил её без перехода. Перехватывая жёстко, властно, разрывая блузку, наказывая за боль. Расслабилась. 
- Похотливая сучка. 
- Урод
  Они накинулись друг на друга одновременно. Яростно мешая желание, похоть и страсть, позволяя себе, стукаться, сшибать мебель, срывать одежду, раздирая друг друга в клочья,  выпивая  до дна.  Зубами, губами,  ногтями, пальцами,  ополоумевшими языками. Смешиваясь и сплетаясь конечностями, даже в сексе не желая уступать и продолжая драться. Две обезумевшие яростно ебущиеся змеи, они обвивали друг друга, умудряясь целоваться и трахаться, сплетаясь в непрекращающемся движении, татуировок. Лишь с Кагурой Синро мог не сдерживаться. Для того, что бы трахнуть сопротивляющуюся сучку, её пришлось придушить и вбивая хрипящее тело в кровать, и двигая бёдрами в бешенном ритме, Син думал о том, что эта чокнутая баба, искусала и изодрала его до крови, отметив зубами всё, до чего смогла дотянуться. Кагура скулила требуя добавки, яростно подмахивая наавстречу, заставляя пальцы сжиматься сильнее.  Или он или она. Син никогда не позволял себе заблуждаться по поводу того, кто из них кого трахает. Откажи он Кагуре, и вряд ли рыбки сочтут его труп привлекательным.
- Я присматриваю за твоим отцом – сообщила Кагура когда всё было закончено. Син позволял себе смотреть, на то как она одевается, мастерски соединяя разодранные половинки. Следы синяков окажутся заметны лишь завтра. Сейчас Кагура была прекрасна, как и всегда.
- Не нужно. – Син перекатился и сел, позволяя волосам рассыпаться по широким плечам, подхватил пальцем кружевные трусики, подбросил вверх и не удивился, когда они исчезли.
- Когда хочешь, получить отчёт?  – Кагура присела на кровать, впервые позволяя себе повести себя по человечески,  вздёрнула пальцами чёлку,  заглядывая мужчине в глаза.  В темноте было не видно выражения её лица, но им это было не нужно. Ладонь Сина скользнула наверх, сплетая пальцы. Это было всё, что они могли себе позволить.
- В течение двух недель. Этот человек должен быть мёртв.
Пальцы Кагуры чуть дрогнули, выдавая недоумение.
- Я не хочу, светиться, – торопливо проговорил шиноби.
- После того, как ты сделаешь это…Мне понадобиться ещё один заказ, – сообщил он после лёгкой паузы.
  - Ты знаешь цену. – Кагура поднялась, застёгивая пояс, и беря сумочку. – Если она измениться, я скажу. 
Кагура замолчала. Вот и всё. Синро не слышал, как она ушла. Это было то, что Кагура не позволяла ему. Он прикрыл глаза расслабляясь. Нужно было выкроить два часа сна. И ощутил скользящий поцелуй в губы.
- Ты стал слабаком, Шинро – помолчав, сказала Кагура.
Шиноби не мог пошевелиться, сюрикен упирался ему в кадык. 
Однажды, ты мне надоешь, – мечтательно прибавила Кагура.
Это было всё, что она сказала. Лезвие исчезло, оставляя неприятное ощущение прикосновения и запах гиацинтов. Синро лежал в темноте, рассматривая смутные очертания вентилятора под потолком, понимая, что только что Кагура подарила ему жизнь.
Времена меняются. Раньше бы Кагура не позволила себе уйти просто так, не воспользовавшись предоставленным шансом.
Раньше бы он не предоставил ей шанса.
Сон ушёл. Но Син заставил себя уснуть, для того, что бы спустя точно отмерянное время открыть глаза. Тренировка в номере отеля. Больше похожая на разминку. Душ, завтрак. Син проверил почту, нахмурился. После того безумного порыва в машине, Амато словно забыл о его существовании, позволяя шиноби отдохнуть от самого себя и своего присутствия. Может быть  к лучшему. Их отношения напоминали вулкан. Не стоило швырять в него камни, а не швырнуть шиноби не мог. Вот и Норай. Глупо заполнять существующую в душе дыру, за счёт другого человека. Но захотелось же. А потом он просто сбежал, не в силах определить название тому, что было.  Просто секс? Молодец Синро. Десять баллов. Норая,  ты в этом убедил, а себя?
В любой другой ситуации, он бы остался. Не обязательно портить мгновение словами, иногда можно просто быть. С Нораем быть хотелось особенно остро.
Но звонок от Кагуры непозволительная роскошь, для того, что бы его проигнорировать. 
За двадцать лет знакомства, все сказанные друг другу слова, могли уложиться в одну двухчасовую беседу, но тем не менее  Кагура была единственной, кому он мог довериться. Она не задавала вопросов. Он тоже не спрашивал. Не все ответы стоит знать.   
Решение убрать Шамана пришло не сразу. Лишиться опытного киллера, это вам не саке в баре дёрнуть. Заменить Шамана не кем. Сломать тщательно налаженную систему не так то просто. Но оставлять в живых стало опасно.  Рю слишком умная сволочь, а Син непростительно лоханулся, решив обойтись без посредников.
Отходные варианты разумеется присутствовали, рассмотрением одного из них Синро собирался заняться в самом ближайшем будущем. А пока…Син стянул волосы в хвост, рассматривая своё отражение в зеркале. Прокушенная Кагурой губа, припухла и ныла, явно напрашиваясь на ассоциации. Чёртова сучка. Всегда оставляет следы. Придётся вставлять пирсинг. Замаскировать нереально, но хотя бы оправдает художество. Шиноби завязал галстук, нацепил очки. Образец современного молодого бизнесмена. Взял кейс и набросив пиджак на плечо вышел из номера. Всё что ему оставалось – это ждать.

--- Аэропорт---Поместье Амато старшего. Комната Синро.

Отредактировано Sinro (2010-04-06 22:48:58)

0


Вы здесь » Paracelsus » Япония, Осака » Hotel APA HIGOBASHI EKIMAE